Бардак

.


То, что китайцы полноправно хозяйничают на нашем берегу, всем известно. Тут приходится только разводить руками. Слабы мы сейчас. Бедность, а потому приходится терпеть и низко кланяться. Гораздо хуже равнодушие властей, попустительство и даже сотрудничество. Продажа имущества застав всё тем же китайцам. Тот самый пресловутый бартер, что получил развитие и огромную популярность в народе на заре перестройки, но теперь уже в более изощрённых формах и глобальных масштабах. И это есть реальность, где действует только один постулат, взятый не из нашего закона. «Всё, что выгодно, то и законно».

Сегодня народу менять уже нечего. Со свалок выгребли всё, что можно, или почти всё, а деньги пропили. И здесь не обойтись без дополнительной информации.

Никто из командиров не желает «ловить» нарушителей с того берега, а по сути — исполнять свой долг. Дело в том, что это связано с большими хлопотами. Они ведь (китайцы) «вываливаются» через проволоку сотнями и тысячами, и потому канцелярия просто не успевает заполнять соответствующие документы. А их очень много. Задержали нарушителя — и проблем не оберёшься. Протоколы допросов, объяснительные и т.п. Да и по-русски китайцы понимать ничего не хотят, требуется переводчик. Дело идёт через представительство, консульство… А Китай сегодня — это сила, влияние и даже давление. Потому и не желают бойцы ловить «диверсантов». Но однажды всё же  поймали. Уж слишком нагло вёл себя. Надо повториться, что непрошенные гости вовсе не безобидны. Это вредители и грабители, и доказательств тому сотни. Но обычно поймают, пинков под зад надают и до следующего раза. Их же много!

Так вот, поймали — и неважно на какой заставе. Пусть это останется государственной тайной. Пришлось заполнять бумаги, докладывать в батальон. Нагоняй по телефону выслушивать. Но дело сделано и идёт к развязке. А тот китаец возьми да и сбеги. Прыткий оказался, изворотливый. Что делать? Начальство вот-вот прибудет. Хорошо, что старшина (пусть это будет какой-нибудь Коля Мокин) сообразил: «А ну-ка, на берег бойцов. Волоките любого».

А там, на берегу, китайцы последние брёвна по воде джонками растаскивают. Разумеется, с разрешения командира. Не гнить же добру. Подумаешь — дрова на зиму. Перебьётся застава и без тепла. Почему бы не провернуть выгодное дельце? И неважно, что старшина по-хозяйски сменял лес, который бесхозным гнил на берегу не одно лето, вызывая слюнки у соседей. Дело в другом. Всё это — показатель преступной безнравственности, моральной деградации, чему свидетелями были как сами пограничники, молодые бойцы, так и местное население. А китайцы (скумекал старшина Мокин) все на одно лицо. Кто его там разберёт, тот или не тот. Одного за шиворот — и в каталажку. Кого-то же надо показывать и наказывать. Всё равно там, у себя, его отпустят рано или поздно. Важно, чтобы «задница» наших служб осталась непорочной.

Сколько таких курьёзов в памяти народа, не пересказать. Да и забывается оно со временем. Остаётся лишь досада и разочарование. Вот и бредут вдоль берега, словно призраки, бойцы-пограничники. Ради чего — не скажет никто. Но не проще ли задействовать местное население. Платить, разумеется. Оставлять служить молодёжь. От желающих не будет отбоя. Приобщить тех же охотников, лесников, рыбаков, пчеловодов. Народ вдоль проволоки всегда найдётся, и главное то, что именно этому народу не всё равно, что происходит вокруг, рядом. Не пропустит местный охотник ни одного случайного следа в тайге. И вычислит непременно, кто был и куда шёл. Такая у этого народа натура. Цепкая и пытливая. Любой незнакомый человек не пройдёт незамеченным.

А пока за спиной творится бардак и беззаконие, откровенное воровство, то и сами люди, втихую, кто как может — пилят, рубят, постреливают. И за это им надо ещё поставить памятник. Не тот, что воздвигли без ведома и согласия народа, но на его кровные, вырванные из районного бюджета и отданные всё тем же предприимчивым китайцам. Те-то своего не упустят. Наварили конструкций из труб, слепили «уродов», да простит читатель за резкое выражение. Жаль, что не видел он тех фигур, что наваяли соседи. Не обошлось и без хохмы, а вернее, без позорного скандала, когда под всеобщее ликование «шишек» областного значения и хохот местного населения сдёргивали традиционный покров.

О чём думали шабашники-китайцы, когда ставили задом наперёд своё детище, неизвестно. Потом, правда, развернули лицом к Амуру «рабочего и колхозницу» с земным шаром в руках. Русского богатыря с несуразно огромной головой и китайской девушки соблазнительного вида.

О какой дружбе, собственно, речь? Не о той ли, когда из области под чьё-то особое разрешение вывозили целый месяц несколько тысяч кубометров липы? Липы! И это из района с интенсивным пчеловодством. Кедр, липа, дуб. Этим уже никого не удивишь. Или когда за бесценок, но с аукциона в пользование соседей уходит золотой прииск «Берёзовый». Тот самый прииск, что был полностью разработан компанией «Приморское золото». Разработан с постройками, инвентарём и брошен неизвестно почему. Теперь это огромное пространство с прилегающими реками, тайгой, зверем, рыбой, птицей и даже лягушками будет приносить выгоду нашим соседям, но не нам. Перейдёт в пользование пришлых людей. Так и напрашивается вопрос: а где же были российские предприниматели? Неужели не нашлось?

Уже сегодня объявлена продажа с молотка (это вообще ни на что не похоже) заставы Туловской Помпеевки, где за долгое время хозяйствования пограничников скопились тысячи тон мусора, оставлен брошенным загаженный берег и лес. Спросить некому, поскольку места давно необитаемы. А ведь там когда-то жили казаки, стояли крепкие станицы. Сегодня эти окраины вообще никем не охраняются.

Что это? Безграмотная экономическая политика региона? Или преступное содействие, выгодное узкоограниченной верхушке? Надо пояснить, что один из самых значительных участков границы проходит по территории Еврейской автономии. Нетрудно догадаться, что её элиту представляет в основном еврейское меньшинство, мнимая родина которого за тысячи километров от Амура.  И пусть не ищет придирчивый читатель в произнесенных словах антисемитизма. Тема эта давно вызывает тошноту и заставляет извиняться и краснеть русского человека, всегда ищущего справедливости. Нет нужды в том постаменте, что «украшает» оба берега реки. Как нет логики и в том семисвешнике, богато украшенном красивыми фонариками, что водружён на грандиозном и ужасно дорогом фонтане на привокзальной площади в областном центре. Думается, что таких памятников с каждым годом будет появляться всё больше и больше, и не только в области. И это уже не утверждение маленького обездоленного народа, а скорее демонстрация силы и реальной власти в стране. Конечно, никто не против красивых улиц и площадей, и когда-то были. Но пусть это не оскорбляет и не унижает достоинства людей, не вызывает в них желания взять кирпич и заняться вандализмом.

Ссылка на основную публикацию