А так — всё то же

.


Вместо того чтобы создать благоприятный климат для нормальной жизни людей, администрации приграничных районов думают о собственном благополучии. Но к этому привыкли давно. Никому нет дела до того, что соседи-китайцы зимой и летом воруют береговой лес, миллионами отлавливают лягушек. Подобная безнаказанность оскорбляет местное население. Люди падают духом и вынуждены смотреть, как разрушается последнее. По сути дела, они уже давно забыли и не знают, что такое Родина и любовь к ней. В поисках выхода они вынуждены истреблять последних медведей и их сушёные лапы продавать контрабандой за кордон. Сегодня почти исчезла в крае популяция гималайского медведя и кабарги. Теперь очередь за уссурийскими тиграми, которых в соседнем Китае очень почитают, но последнего съели ещё двадцать лет назад. Выпилив весь свой лес, они с жаром накинулись на российский не без содействия местных властей, конечно же. Уже не найдётся ни одного лесхоза на Дальнем Востоке, где бы не было китайцев, по договору истребляющих нашу тайгу. Называя вещи своими именами, можно смело сказать, что Китай объявил войну всей амурской флоре и фауне. Вместо шумящих кедров по тайге разносится нынче лишь завывание китайских бензопил. Этот промысел стал одним из самых коррумпированных. С попустительства администраций Дальний Восток превратился в сырьевой придаток, а народ — в дешёвую рабочую силу, проще — в рабов. Масштабы истребления монгольского дуба в том же Октябрьском районе таковы, что через десять лет на землю не упадёт ни одного жёлудя и шишки. А к тому времени, когда вырастет молодой лес, способный к воспроизводству, от голода вымрут последние дикие кабаны, которых уже почти не осталось на сопках Манчжурии. Южные гости подкупают взятками чиновников всех рангов. Это стало традицией. У китайцев на этот счёт существует своя отработанная схема. Сначала нужного человека приглашают в гости. Там его поят и кормят как самого дорогого человека, дарят всякую мишуру, ну а после опьянённый такой гостеприимностью и ничего не смыслящий в политике «человечишко» готов продать и раздать последнее, лишь бы не упасть лицом в грязь. В результате народ лишается работы и идёт на положение раба к китайцам. В то время, когда амурские деревни продолжают, в прямом смысле слова, опутывать колючей проволокой, дабы предотвратить любое нарушение границы, в тайгу забрасывают сотни(!) китайцев для заготовки леса. Как будто своя рабочая сила перевелась. Можно только представить, что способны сотворить на чужой земле вооружённые до зубов и техникой, и оружием китайцы. Нельзя не сказать, какую прибыль получает местный бюджет того же Октябрьского района. Если не считать взяток, без которых, конечно же, не обходится ни одно российско-китайское предприятие, в местную копилку падает с каждого спиленного дерева по шесть рублей. Вероятно, цифра завышена. Вот уж действительно демонстрация силы русской дипломатии и предприимчивости.

Неизвестно, какими правдами и неправдами воспользовались наши соседи для достижения своих целей в деле освоения русской земли, но уже сегодня можно смело считать делом решённым сдачу в долгосрочную аренду пятидесяти тысяч(!) гектаров земли под сельскохозяйственные работы. Это пятьдесят квадратных километров! Земля зовётся Октябриной, и всю её огромную площадь, когда-то разработанную и брошенную мелиораторами, в прямом смысле заселят китайцами. Сегодня там ещё обитает зверь, обитает огромное количество пернатых. Огромное пространство земли — по сути, уникальный памятник природы со своей сложной экосистемой, с трудом восстановившейся после человеческого вмешательства, — снова под угрозой.

Это только видимая часть айсберга. Не надо забывать, что на территории районов, удалённых за двести километров от областного центра, действуют законы Еврейской автономии, где подавляющее число чиновников успело дважды сбежать в Израиль и вернуться с двойным гражданством и полными чемоданами денег. Для чего? Не жилось на своей исторической родине? Вряд ли. Скорее для того, чтобы приватизировать и разворовать последнее. И это уже происходит. Наблюдается нескончаемый отток самого главного национального богатства — народа. И если из Сибири выезжают русские немцы, то с Дальнего Востока в основном русские и русские евреи всё в тот же Израиль, где, как видно, нехватка в рабах. А как известно, русские рабы всегда были самыми лучшими. Так уж сложилось для района, да и для всей территории Хабаровского края и области, характерны межэтнические браки. И если муж русский, то, как правило, эмигранты могут возвратиться, хотя у детей есть все законные основания в будущем вернуться на историческую родину своей матери. По-другому обстоит дело, если глава семьи — еврей. В этом случае выезд семьи маловероятен, но если это происходит, то такая семья уже никогда не возвращается. В лучшем случае остаётся надеяться, что вернутся дети. Что когда-нибудь они вырастут и поймут — родина их там, где они родились и на чьей культуре и духовности были воспитаны. Беда ещё и в том, что беглые русские оставляют одинокими стариков родителей и лишают их общения со своими внуками, а это большое горе. Старики обречены на быстрое старение и безрадостное одинокое существование.

Возможно, кому-то покажется, что автор уж слишком неравнодушен к национальной проблеме. Еврейской, китайской…

Конечно, не китайцы виноваты в том, что пилят российский лес. Природа не терпит пустоты.

И не мыши виноваты в том, что растаскивают из амбара зерно.

Нужен всего лишь хозяин, обременённый ответственностью перед своим народом, а такого пока нет в России.

Каждый народ борется за своё место под солнцем, и нельзя говорить, что кто-то лучше или хуже другого. Но пока есть культура народа с его языком и обычаями, необходимыми для формирования свободной и гармоничной личности, будет также необходима своя национальная политика и границы (их существование даёт гарантии на права народа, на его ценности), их необходимо поддерживать и укреплять, а положение народа незамедлительно исправить.

Уже сто лет назад Екатерино-Никольский край не был диким и неухоженным. В каждой станице была своя школа и церковь, везде были дороги и средства связи, а все важные вопросы решались казачьим кругом. Уровень преступности был равен нулю. Свободные от службы казаки ездили на лечение в Кульдур — здравницу российского значения. В крае кипела жизнь, и любой образованный человек  должен понимать, что только на обжитой земле мог сформироваться такой феномен, как Еврейская автономия.

Ссылка на основную публикацию