Изыскания «демократических» историков в преддверии 60-летия Победы

.


Ещё одно подтверждение тому, что «демократическая» историография не может произвести ничего серьёзного, документальный фильм из программы «Новый день. Искатели» — «Тайна гибели Санта-Фе» (ОРТ, 17.01.2005 г.). Авторы, среди которых известный военный историк А. Широкорад, задались целью расследовать потопление немецкого транспорта, случившееся на Чёрном море в ноябре 1943 года. (Судя по всему, в этой истории много тёмного.) Но что же у них получилось?

Может быть, нашли новые документы или нечто серьёзное в останках корабля? Нет! Из архивов извлекли лишь координаты места упокоения судна. Экспедиция проверила эти данные, ничего существенного не раскопала, и начались домыслы. Да и бог с ними, с домыслами, если бы не антисоветский душок!

У меня также нет новых фактов. В своей критике я опираюсь на здравый смысл. Но и его вполне достаточно, чтобы поставить под сомнение измышления создателей так называемого «документального» кино.

Всё-то в нашем прошлом не так, всё-то они понимают по-своему! Недовольны, что Советская власть засекретила место захоронения «Санта-Фе». И тут же выясняется, что как только «демократы» открыли его для всех, началось паломничество самодеятельных археологов. А там снаряды и взрывчатка и бог знает что ещё! Хорошо ли это?

Но главное — событие, в котором явно просматривается подвиг советских моряков, путём несложных манипуляций превращается в героический поступок наших врагов…

Судите сами. Интрига крутится вокруг гибели транспорта, очень дорогого немецкому командованию. Он шёл в Севастополь в сопровождении мощного конвоя: и эсминец, и тральщики, и противолодочные корабли, и катера, и самолёты! Казалось, было предусмотрено всё! Но конвой не уберёг сокровище, и в 40 милях от порта назначения «Санта-Фе» был потоплен. Предположение, что гибель тщательно охраняемого судна случайность, не выдерживает критики. Скорей всего — это результат хорошо спланированной операции и самоотверженности непосредственных исполнителей.

Если верно соображение, что дело сделала подводная лодка «Революционер», сколь мужественны были советские моряки, прокравшиеся на малой глубине (чуть более 20-ти метров), почти ползком по дну моря, в середину вражеского каравана! Лодка не вернулась на базу, через 10 дней она была потоплена, предположительно, противолодочным кораблём (и не в результате ли преследования после успешной атаки «Санта-Фе»?). Но подвиг уже совершён, и сами авторы считают: больше некому как «Революционеру»!

На этом бы и поставить точку, посудачить, отчего фашистам был так дорог «Санта-Фе» и склонить голову перед погибшими героями!

Но нет, начинаются рассуждения о том, что это был первый успешный поход подлодки после 16-ти «пустых». И виноват в отсутствии результатов, якобы, прежний командир, которого заменили как раз перед последним рейдом. Скрупулёзно считается состав немецкого флота на Чёрном море, утверждается о превосходстве немецкой авиации — и всё это вне временных периодов, будто ничего не менялось на протяжении войны. Между тем, вначале Черноморский флот и авиация обладали полным превосходством. Немецкие корабли, сколько бы их ни было, носу не могли высунуть из Констанцы. Гитлеровские эсминцы, тральщики и катера, не говоря уж о грузовых судах, стали свободно разгуливать по Чёрному морю лишь после падения Севастополя. А до тех пор и цели достойной у «Революционера» не было. После же сдачи Севастополя и Крыма и до воздушных боёв над Голубой линией авиация немцев действительно господствовала над морем, и крупным подводным лодкам типа «Декабрист» действовать было весьма затруднительно.

Намекать на трусость первого командира «Революционера» в таких обстоятельствах по меньшей мере неосторожно. Подводная лодка могла выполнять и другую необходимую работу: доставлять боеприпасы и вывозить раненых из осаждённого Севастополя, высаживать разведчиков и диверсионные группы, да мало ли ещё что! А командира могли заменить, например, потому, что он заболел. Как не подивиться облыжным обвинениям в адрес «Революционера»?

Тем не менее, слова произнесены, а успешная атака «Санта-Фе» названа случайностью.

Но вот речь пошла о действиях немецких моряков. Тот же противолодочный корабль, который, якобы, утопил советскую подлодку, спустя короткое время появляется над местом гибели драгоценного транспорта и утюжит его глубинными бомбами. Происходит колоссальный взрыв, сравнимый с атомным взрывом малой мощности. Он превращает транспорт в щепки и топит бомбардира. Последний успокаивается на дне рядом с останками «Санта-Фе».

Официальная версия: противолодочный корабль принял утопленника за советскую подводную лодку и атаковал её. Но авторов она не устраивает. Они выдвигают свою версию: противолодочный корабль выполнил приказ уничтожить груз, что находился в трюмах затонувшего судна, а другого способа, как пробомбить, у него не было.

Итак, немецкие моряки — камикадзе! И вознеслись прямо в Валгаллу к нибелунгам или куда там ещё! Господа историки сомневаются в мужестве советских подводников, зато немецким готовы петь осанну! В этом случае никакие случайности их не устраивают! И даже здравый смысл отказывает! Ну зачем бы немецкому капитану жертвовать своим кораблём, когда можно было поручить боевому пловцу или водолазу (глубина-то небольшая, около 20 метров)? Тот заложил бы мину с часовым механизмом и… до свидания!

Ясно же, что немец не герой и не самоубийца. В крайнем случае, дурак (это если знал о содержимом трюмов «Санта-Фе»). А скорее именно здесь, а не при атаке, выполненной «Революционером», сработала случайность. И, следовательно, никакого «подвига» за немцами не числится!

Рассуждения же о том, что транспорт вёз какое-то необыкновенное оружие, не заслуживает внимания. Ну, наверное, вёз, хотя и того, что перечислено (дивизион самоходных орудий, боеприпасы, авиационный бензин), вполне достаточно, чтобы заинтересовать советских разведчиков и командование. Но нет такого оружия, которое нельзя было бы повторить. Тем не менее, до конца войны оно не появилось на советско-германском фронте.

Так что, пожалуй, придётся считать смыслом данного документального фильма именно противопоставление советской и немецкой самоотверженности. А как иначе?

Ссылка на основную публикацию