Вода


Кроме вышеперечисленного есть и другие особенности человеческого организма, заставляющие поверить, что прачеловек был существом, ведущим «земноводный» образ жизни, — т.е. жил на границе земли и воды. Я не буду говорить о способности новорожденных плавать и нырять и об абсолютном неумении ходить и бегать (а на равнинах, согласитесь, второе важнее, чем умение плавать). Вместо этого вспомним другие примеры:

Известный всем кардиологам факт — в воде частота сердцебиения у человека замедляется. Но это же характерно для морских животных и совершенно не характерно для сухопутных — ведь при замедлении сердцебиения уменьшается расход воздуха, содержащегося в крови. А для любого морского животного это важно.

Второй факт хорошо известен всем нам: большинство болезней либо излечиваются быстрее, либо вообще не существуют на берегу теплого моря — и мы едем отдыхать (если есть возможность) именно туда. И если сравнивать человека с живыми существами, живущими на границе земли и воды, то окажется, что наш ближайший «аналог» — лягушка. И в воде наши предки двигались подобно лягушке. Отсюда и похожие пропорции тела. Отсюда и противостоящий палец (как у лягушки), и плоская ступня ног (опять-таки, как у лягушки). Разумеется, мы — не точная копия лягушки: ведь наши предки и лягушки различались размерами и способом добычи питания. Мы вообще дальше друг от друга в развитии, чем кенгуру и тушканчик. Но все равно похожи.

«Все это хорошо, — можете сказать Вы, — но как же быть со связью человека и человекообразных обезьян? Куда деть промежуточные звенья, всех этих неандертальцев, питекантропов, австралопитеков? Откуда они взялись?»

В этом вопросе, опирающимся на современную антропологию, возможно, заключено все современное мировоззрение. Поэтому отвечать на этот вопрос придется очень обстоятельно, стараясь ничего не пропустить.

Для начала отмечу сразу: связь между человекообразными приматами и человеком отрицать бессмысленно. Но вот какая это связь? Ведь еще лет 10-20 назад антропологи в своих книжках утверждали: предком «человека современного» был неандерталец. И никак иначе. Сейчас говорят осторожнее: «человек разумный» — (наш с вами вид) и неандерталец были близкими родственниками и произошли от одного предка, затем жили какое-то время (60-100 тыс. лет) рядом, потом неандерталец вымер. Но это не дает ответа на вопрос — чем же отличались природные условия так, что заставили часть вида нашего предка превратиться в человека, а часть — в неандертальца. И почему, опять-таки, вымер более приспособленный к жизни неандерталец, а выжил слабоприспособленный человек? (То, что неандерталец был лучше приспособлен к жизни на равнине — более мускулист, имел более крепкий костяк, зубы, массивные челюсти, вообще был ближе к обезьяне, — не отрицалось антропологами изначально.)

Но все эти вопросы пустяк. Ведь антропологи либо игнорируют, либо пытаются вывернуть наизнанку один из широко известных законов биологии. Этот закон звучит так: зародыш любого вида в своем развитии проходит весь тот путь, который прошел в своем развитии данный вид.

Самое забавное, что совсем недавно биологи дополнили свои законы еще одним: самка любого вида «запаздывает» в своем биологическом развитии по сравнению с самцом этого же вида.

Если применить эти законы к человеку, то получится — у человека в предках не было ни обезьян, ни обезьяночеловеков, т.к. изначально, с 2,5 месяцев развития, у человеческого зародыша есть противостоящий палец на руках, круглая голова, слабые челюсти, человеческие ступни ног — признаки именно человеческие, а не обезьяньи.

Более того, «самец человека», мужчина, явно ближе к обезьяне, чем «самка человека» — женщина. Следовательно, человек произошел от вида, который вел «полуводный» образ жизни (как лягушки на берегу реки), но на берегу южных морей или океанов.

Затем наши предки столкнулись с каким-то катастрофическим для их жизни событием и были поставлены на грань вымирания. Чтобы выжить, они резко изменили среду обитания. Настолько резко, что биологически приспособиться никак не получилось. Выход был только один — приспособиться к внешней среде изменением своего поведения. Что они и сделали. Так человек, ничуть не изменившись биологически, стал разумным. Время от времени разум позволял ему стать практически идеально приспособленным к жизни в тех условиях, где он проживал. А раз так, то и смысла изменять свое поведение, приспосабливаясь к окружающим условиям, не было. В дело вступила эволюция биологическая. Вот и образовались все эти питекантропы, синантропы, неандертальцы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector