Гайдар – это Троцкий сегодня

.

Итак, белых и КПРФ  роднят следующие черты:

  1. несоответствие названия содержанию – по названию они сторонники Реставрации старого режима, а на деле – его умеренные критики;
  2. стихийный патриотизм и ненависть к новоявленным космополитам, для которых Россия – «эта страна»;
  3. латентный и неотрефлексированный антисемитизм в «низах», увязанный с тем, что  среди их противников – «революционеров» немало евреев;
  4. связь с почвой, с провинцией, с русскими областями России;
  5. неверие в свою собственную победу.

 КПРФ и есть современные белые, а современные «красные» – это либералы-реформаторы, пусть не идеологические, но экзистенциальные наследники интернационал-большевиков троцкистов, потому что они тоже превращают Россию в поле для своего рискованного эксперимента, мыслят глобальными категориями (неолиберальное «открытое общество» — новая утопия, прямая наследница старой – утопии мировой бесклассовой и безнациональной Коммуны) и ощущают себя европейцами в варварской стране. Есть нечто символическое в том, что радикал-реформаторов возглавил Гайдар – внук того самого Гайдара, руководившего продотрядами и рубившего крестьян и обывателей, не понимавших «высокого смысла» мировой революции. Более того, многие наши реформаторы вышли из кругов партначальников-антисталинистов, в которых жива еще была романтика революции. Радикальные коммунистические идеи  они быстро и безболезненно разменяли на радикально-либеральные, потому что основа осталась прежней – русофобской, глобалистской, комополитической, западнической. «Гайдар – это Троцкий сегодня», вот вторая сторона формулы: «Зюганов – это Деникин сегодня», которую я приводил в самом начале.

Естественно, кроме сходства есть и различия. Напомним, что белые в отличие от современных «коммунистов» были западники. Но очень важно и не забывать, что западники начала ХХ века отличались от современных: «старые западники» — Струве, Милюков и другие были патриотами и даже сторонниками великодержавия, они хотели не только учредить в России парламент и капитализм как в Великобритании, они еще и хотели, чтоб Россия была такой же великой и обширной Империей, как Британская.  Вспомним, что П.Н. Милюков – лидер  кадетов – демократов начала пошлого века мечтал о присоединении к Российской Империи столицы Турции – Стамбула (некогда православного Константинополя). Можем ли мы себе представить, чтобы нынешний демократ – Гайдар или Немцов призывал к войне с Турцией и к расширению территорий РФ за счет турецких территорий? Вопрос, как говорится, риторический.

Тем не менее, на Запад тогдашние кадеты и иже с ними, составившие костяк белого движения смотрели как на образец культуры и цивилизации, союзнический долг перед Западом в лице Антанты они ставили превыше всего.     И только грубая реальность заставила их избавиться от розовых иллюзий и увидеть, что политическое руководство Запада чрезвычайно корыстно и меркантильно, его не интересует даже борьба с большевизмом, который грозил и им, его интересовала лишь возможность максимально ослабить Россию, а в идеале и расчленить ее (как предусматривал план президента Вильсона). Когда наши западники поняли это, то было уже поздно, объективно деятелями патриотического дела стали большевики, воссоединившие империю при помощи патриотически настроенных старых офицеров вроде Брусилова и Бонч-Бруевича.

Западники, оказавшиеся заложниками грязной политики Запада, не пожелавшие участвовать в ней, поскольку они были еще и патриоты России  такова суть трагедии белых, во всяком случае лучших из них.

КПРФ же – антизападники и патриоты. Правда, КПРФ сильно симпатизирует Китаю, который проявляет  подозрительную  активность близ наших границ, но согласимся, что даже эти демографические, а далеко не военные демарши Китая не идут ни в какое сравнение с откровенной враждебностью США и НАТО, почти не скрывающих  военных приготовлений у наших западных границ.  Вот если бы Китай вел войска в Россию под флагом  гарантии выполнения своих международных обязательств, а КПРФ поддержала бы его, то тогда была  полная аналогия с белыми.

Кроме того, гражданская война, начавшаяся в 1991, в отличии от первой гражданской войны, была «холодная» (хотя в 1993, на баррикадах у Белого дома, кровь пролилась).  Во всем остальном и между КПРФ и белыми – прямое структурное сходство.

Ссылка на основную публикацию