Сбой в системе

.

Купил книжку товарища Генри Киссинджера под названием Diplomacy. Читать подряд весь толстенный том я, конечно, не буду, тем более, что написанное там процентов на пятьдесят является наглой и неприкрытой пропагандой, покупая её, я вообще-то собирался почитать о Суэцком кризисе, но вышло так, что несколько последних дней я перед сном открываю книжку на первом попавшемся месте и листаю с пятого на десятое. Ну, и попадаются там очень любопытные моменты. Вот, скажем, рассуждая на отвлечённые темы, Киссинджер вдруг неожиданно проговаривается, что вообще-то никто не знает, как в начавшейся войне поведёт себя та сложнейшая система, которую принято называеть «ядерными силами сдерживания».

Понятно, что в боевых условиях система никогда не испытывалась (и слава Богу! Поплюём через плечо, три раза перекрестимся и ещё три раза поплюём), но дело в том, что и в мирных условиях она не испытывалась ни разу. По крайней мере в США. Россия в далёкие 70-е, ещё при Брежневе, однажды провела испытания в условиях, приближённых к боевым и осуществила одновременный пуск 3(трёх!) стратегических ракет из реальных шахтных установок. О результатах пуска не сообщается, но опыт, хоть и чрезвычайно ограниченный, будь то опыт положительный или отрицательный, был получен. Хотя, если принять во внимание, что запущены были три из развёрнутых в то время примерно полутора тысяч ракет, и что к учениям тщательно готовились загодя, то становится понятна и относительность подобного опыта. Но в США ведь вообще никогда не было произведено ни одного пуска из шахт. НИ ОДНОГО! Брался опытный экземпляр ракеты, испытывался на полигоне, потом «изделие» шло в серию, серийные ракеты загружались в шахты и находятся они там вот уже лет тридцать. Некоторые так и подольше. Время от времени извлекают одну из ракет, везут её опять на полигон, тщательно проверяют и — «летите, голуби, летите…» Что случится, если понадобится поднять несколько сот ракет в одном залпе, никто не знает. Понятно, что военные вытягиваются в струнку, чётко подносят к виску ладонь, выкатывают глаза и уверенным, командирским голосом докладывают, что «усё у полном порядке, товарищ прэзидент!» Но Киссинджер-то ведь не только далеко не дурак, он ведь ещё и политик, и он слишком хорошо знает, что у бравых вояк всё хорошо только на словах, а на деле у них вечно что-то взрывается, что-то падает, что-то не взлетает, а что-то и тонет. И, заметьте, что все эти неприятности происходят в сугубо мирное время. А что случится, если наступит час «Ч», если понадобится разом поднять всё? А?

Ну, понятно, что что-то взлетит, что что-то где-то на кого-то упадёт. Но ведь система на словах создавалась вовсе не для того, чтобы взлетало «хоть что-то». Жаль, что Киссинджер не развил свою мысль, к интересным выводам ведь придти иожно.

Ссылка на основную публикацию