«Картонные» революционеры против «целлулоидных» охранителей

.

Как известно, украинские события конца прошлого года резко изменили политическую ситуацию в России. И оппозиция, и Кремль активно ссылаются на «оранжевую революцию». Местные «революционеры», не способные привлечь внимание и полусотни простых прохожих, гордо называют себя творцами русского Майдана (напомню, на первый митинг в поддержку Ющенко собралось более 50 000 человек). Еще смешнее выглядят «эффективные политтехнологи», которые якобы уже расшифровали технологию бархатных революций, а потому решили, что русский Майдан отменяется. Осталось обучить боевым искусствам «наемников-охранителей» — и дело в шляпе…

Между тем базовый принцип всех на свете революций — хоть бархатных, хоть наждачных — состоит в том, что система власти, на слом которой эти революции направлены, медленно, но верно изживает себя сама. Одновременно с этим в самых различных слоях общества формируются запросы и ожидания, которые власть просто неспособна удовлетворить. Сталкиваясь с незнакомыми и малопонятными требованиями, власть может либо модернизировать себя самостоятельно, либо тупо сопротивляться «давлению снизу». А еще можно пытаться делать вид, что никакого «давления» не существует. Первый путь неминуемо ведет к возникновению реальной политической конкуренции, после чего система меняется. Второй путь — чреват бунтом. Беспощадным, но вполне осмысленным.

Современный политик, рассчитывающий на выигрыш, должен выступать не кандидатом «от идеи», а кандидатом от народа. Именно эту модель блистательно реализовал Виктор Ющенко. Он говорил то, что хотели слышать, но при этом никем не воспринимался как стандартный популист и демагог. Его кампания была первой полноценной политической кампанией на постсоветском пространстве. Он выступал не просто как говорящая голова, но как носитель стройной и убедительной системы ценностей, которую последовательно отстаивал. Именно в этой системе ценностей значительная часть народа Украины, наконец, увидела то, чего ей так не хватало.

Происходило это на фоне полной деперсонализации оппонента. «Оранжевые» боролись не с Кучмой, а с абстрактным «кучмизмом» — системой. Всем было понятно, что не Кучма — и уж тем более не Янукович — ее построил. Это она «построила» Кучму, и управляет грузным премьером как марионеткой. Народ шел не против невзрачных персон на самом верху, а против системы, в которую эти персоны были вписаны. Против пренебрежения своими интересами, против наглости правящих элит, против сальных морд и чугунных задниц. Штатные пропагандисты с «Первого Канала» нам подсказывают: «…И против России«. Но кто ж виноват, что Россия сама пожелала ассоциироваться именно с постылой «системой», призывая устами Павловского «покориться неизбежному» народ независимого государства?

Не Ющенко выиграл. И не Янукович проиграл. Победила система ценностей, за которую народ готов был срывать горло, не спать ночами, сутками стоять на промороженном Майдане. Потому что он на самом деле так хотел, а не потому что имела место какая-то особенная «политтехнология». Палатки, валенки и горячая пища — никакой не подкуп избирателя, а элементарное свидетельство уважения лидеров к своим сторонникам. Сначала появились люди и только потом валенки. Не за валенками шли на Майдан. Более того, как только в последовательности и бескомпромиссности «оранжевых» лидеров возникала хотя бы тень сомнения, народ немедленно начинал агрессивно недоумевать. Люди чувствовали себя власть имущими, а не статистами в чужих играх. И сейчас, по прошествии более чем полугода, несмотря на все разочарования, этого самоощущения они не утратили…

Естественно, в российских политических кругах всего этого предпочитают не понимать. Все, рассуждающие об «оранжевой» революции исходят из аксиомы: «Ющенко победил, потому что вывел на улицы народ и сумел его там удержать». А некоторые поклонники конспирологии, вообще, склонны винить во всем всесильный «Запад».

Такой стиль мышления, вообще, весьма характерен для российского политтехнолога. Как он работает? А вот как. Допустим, есть электорально-перспективная идея. Заказчик покупает под эту идею партию, и приглашает политтехнолога. Тот систематическим пиар-гипнозом заставляет некую часть народа в означенный день поставить за эту партию в графочке галочку. Далее партия начинает отстаивать интересы заказчика на законодательном уровне, а народ… Ну что народ? Ему Киркоров сплясал на агитационном концерте? Сплясал. Чего ж им еще сиволапым нужно?

Обратите внимание, партия ни на одном из этапов не рассматривается в качестве проводника воли своего избирателя — ведь не избиратель ее финансирует.

«Оранжевая» революция в Киеве, конечно, внесла определенное смятение в умы российских политтехнологов. Они долго чесали головы и, наконец, скрепя сердце, признали, что на нынешнем этапе людей нужно готовить не к избирательным участкам, а к долгосрочным массовым акциям. Как они собираются решать новую задачу? Посредством все того же пиар-гипноза. На него делается ставка. Люди же в политтехнологических «раскладах» — по-прежнему жалкие статисты от которых по-прежнему требуется голос. Правда, теперь уже не бумажный, а вполне реальный — орать на ветру «за!» или «против!» (в зависимости от воли заказчика).

Газеты можно не читать, телевизор не смотреть. Но куда убежать от пошлейших и фальшивейших спектаклей, которые мутной волной выплескиваются на улицы родного города. Все эти несчастные театрализованные митинги и акции, давно ставшие рутиной, никому не интересны, кроме их организаторов. Мимо них проходишь с брезгливой гримасой на лице, невольно ускоряя шаг — как мимо очередного «шедевра» Зураба Церетели.

Политтехнологи давно объяснили, что главное для политика — «засветиться в СМИ». И весь этот безвкусный балаган (напополам с мелким хулиганством) — слепое ученическое следование этому дурацкому правилу. За рамками этой главной цели «молодые политики» вообще мыслить неспособны.

Вот, скажем, нынешний «главный смутьян» — Илья Яшин. Успехи по части «засветки в СМИ» налицо. Но что у него в активе кроме узнаваемой физиономии?

Не секрет, что театрализованные акции нынче собирают лишь пару десятков зрителей, из которых больше половины — заранее приглашенные журналисты. «Засветка» обеспечена, но есть ли хоть что-нибудь кроме нее? В своих многочисленных интервью Илья много с азартом говорит о технологии уличной театрализованной возни. Но зачем она, по большому счету? Кому кроме журналистов адресована? Какие цели — кроме пиаровских — преследует? Нет ответа…

В конечном счете, Яшин — часть системы, «озаботившейся оранжевым». Ей нужно, чтобы кто-то это «оранжевое» для нее олицетворял. Причем, делал это понятно, просто, доступно. Так, как рассказывают многомудрые политтехнологи. Вот Яшин и старается. И, надо сказать, для решения этой нехитрой задачи он подходит идеально. Тут и ведь нужен именно такой неугомонный чудак, нахватавшийся поверхностных представлений о «свободе» и «демократии» из брошюрок типа «Демшиза для чайников», страшно далекий от людей, в интересах которых он вроде бы и кривляется на московских улицах.

Ну какой человек в здравом уме и трезвой памяти пойдет защищать Александра Минкина с его старомодными демшизовыми глупостями про то, что «Гитлер лучше Сталина«? А Яшин пошел — ведь так в пожелтевших от времени брошюрках «про свободу» предписано. Не беда, что минкинская писанина вызвала всеобщее негодование. Не беда, что, подрядившись добровольно помогать милиции арестовывать минкинских обидчиков, Яшин поставил под вопрос собственные истерические вопли про «ментовский беспредел». Он играет по правилам, которые для него прописала система. Он ей нужен именно таким. Такой «оранжевый» им понятен и неопасен.

Между тем, глухое раздражение народа, чреватое для власти реальными неприятностями, находится совсем в иной плоскости. Люди жаждут позитивных изменений. Люди видят, что сложившаяся за последние полтора десятилетия система способна воспроизводить лишь бедность и стагнацию для одних и неслыханные прибыли для других. Истинные ожидания общества — это национальная мобилизация, восстановление промышленности и науки, дееспособная профессиональная армия, эффективная социальная защита населения, развитие культуры, содействие малому бизнесу и улучшение качества жизни. И все это игнорируется властями. Более того, на сами эти темы властью наложено табу. На всех несогласных с таким положением вещей незамедлительно навешивается ярлык «фашисты». Газетное воспевание Гитлера — олицетворение свободы, а отстаивание права нации на существование — фашизм.

И Яшина такая расстановка акцентов вполне устраивает. Даже в самых розовых снах он мечтает лишь о «смене элит» — то есть, о приходе к власти себе подобных. Между тем, народ давно требует пересмотреть само понятие «элита». Сегодня «элита» — это привилегированный слой, для реализации запросов которого, собственно, и существует народ. Для действующей власти народ представляет интерес лишь постольку, поскольку он — поставщик благ для «элит» нынешних». Вне этой задачи народ, вообще, не нужен. Излишне говорить, что должно быть наоборот. Но наоборот не хотят ни Кремль, ни его картонный «враг» — Илья Яшин со своими картонными «революционерами»…

Василий Якеменко и его «НАШИ» обычно изображаются как некие антиподы Ильи Яшина. Между тем, они — Инь и Ян нынешнего режима. Если бы Яшин не играл написанную для него роль «оранжевого», Кремль не имел бы формального повода устраивать всю эту карикатурную мобилизацию под сурковские знамена жадной до халявы (и не способной чего-то добиться собственными силами) части молодежи. «Нашистами» движет одна, но пламенная страсть — желание поскорее перейти из класса угнетаемых в класс угнетателей. Здесь, как и у Яшина нет и намека на желание изменить систему, сделать ее более человечной и справедливой. Принимая многочисленные материальные подачки они полны решимостью паразитировать на народе точно также, как сейчас это делает старшее поколение паразитов.

Стремясь обелить своих подопечных, агитаторы вынуждены прибегать уже к чистейшей метафизике. Все большую популярность набирает следующий прием: алчным и самовлюбленным «гражданским активистам» приписывается некая особая духовность, якобы оправдывающая бессмысленность и злонамеренность их действий. «Да, они дураки и дураки объективно вредные, но зато они очень искренние и все делают от чистого сердца и прекрасной души». Ага. Где-то я уже это слышал… «Крокодил, зверь водный, егда имать человека ясти, тогда плачет и рыдает, а ясти не перестает». В данном бестиарийном описании акцент делается вовсе не на рыдании. Впрочем, было бы желание — можно и сместить акценты…

Сейчас картонные «революционеры» азартно имитируют борьбу с целлулоидными «охранителями». Но свистопляска эта продлится недолго. В конце концов, неминуемо возникнет подлинная политическая сила, которую признает общество. И не она выведет людей на улицы — люди выведут ее. Возникнет эта сила не из бестолковой толпы в одинаковых майках. Скорее это будет какая-нибудь правозащитная организация «нового типа», принципиально отказавшаяся действовать по спущенным сверху правилам. Эта сила уже сметет всех.

Ссылка на основную публикацию