Либеральные полицаи?

Недавно газета «МК» опубликовала статью известного публициста А. Минкина, в которой автор написал следующее: «Нет, мы не победили. Или так: победили, но проиграли. А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер — Сталина?» Комментировать это, думаю, не стоит, ибо наружу рвется одна нецензурщина. Некоторые граждане даже пытались закидать в минувшее воскресенье (на празднике «МК») Минкина разными продуктами питания (говорят, что было удачно использовано мороженое). Нашлись и защитники, среди которых заметили активистов молодежного «Яблока» («яшинцев»), постоянно затевающих разного рода «оранжевые» проекты типа «Обороны». Это кое-кого сильно озадачило, причем эти кое-кто даже призадумались – а, может быть, и не был так неправ лидер «Наших» В. Якеменко, когда причислил «яблочников» к «фашистам»? (Вообще, надо сказать, что оранжевые «подставили» себя по-крупному.)

Лично меня феномен «либеральной гитлерофилии» давно уже перестал удивлять. Конечно, эти деятели никакие не фашисты или там нацисты. Ибо нацизм – это гипертрофированный патриотизм, национализм, достигший шовинистического абсурда. Здесь же имеет место быть гипертрофированный космополитизм, который также достиг абсурда. Вот они и встретились, эти «два одиночества»…

Космополит сильнее всего ненавидит свой народ, свою страну. Это понятно, ибо ему хочется разорвать узы, связывающие его со своей общностью, а для этого надо ослабить эту самую общность. Для этого очень даже подходит сотрудничество с внешним врагом. Любопытно, кстати говоря, что большая часть коллаборационистов, которые прислуживали гитлеровцам в 1941-1945 годах были… либералами. Нет, конечно, такие ультраправые эмигранты, как Петр Краснов вполне искренне сочувствовали гитлеризму. Но они то были, как раз, в меньшинстве. Многие лидеры «Русского освободительного движения» крайне симпатизировали Февральской «народной» революции. Например, небезызвестный генерал Власов, который во время выступления в декабре 1944 года (оглашение программы «Комитета национального освобождения народов России») в Берлине противопоставил «хороший» Февраль «плохому» Октябрю. Критика западных, либеральных демократий была внесена в манифест только после настоятельного требования немецких хозяев, которые подозревали своих холуйков в том, что они больше симпатизируют США и Великобритании. И не зря, между прочим, подозревали. Весной 1945 года власовцы повернули оружие против немцев и даже освободили от них Прагу – в надежде на то, что новые, англоговорящие хозяева, оценят по достоинству и вновь сорганизуют на борьбу с большевизмом. Получается, что тогдашние либералы были аж двойными предателями. Что ж, такова их сущность.

Конечно, либерализм далеко не всегда приводит к «либерал-полицайщине», к предательству. Но в нем настолько абсолютизируется свобода, что очень это приводит к отрицанию своей же родной страны, своих основ государственного бытия. Многие либералы настолько заходят в желании свободы настолько далеко, что хотят быть свободными и от своей страны. И тут уж хороши любые альянсы.

Ну, и само собой, русофобия. Некоторые господа настолько ненавидят русских, что предпочли бы нашей Победе победу Гитлера. И не надо удивляться – дескать, сожгли бы их в печках, что ж они так? Не сожгли бы. Не было бы более верных полицаев, чем либерал-гитлеристы. А там, глядишь, и демократический Запад подкатил бы.

Так что не удивляйтесь. Либеральные полицаи – явление вполне закономерное.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector