Порог ощущений в меню удовольствий

Только ничтожно малая часть людей одержима избранным видом своей деятельности, полностью поглощена им, вдохновляема и счастлива безмерно достигаемыми здесь успехами, творческими удачами. Все остальное в человеческом мире – им глубоко второстепенно, третьестепенно. Таковы немногие истинные ученые, исследователи, изобретатели, конструкторы, религиозные подвижники и некоторые иные.

Гольфстримы же человеческих устремлений по руслам бизнеса, чиновных и иных профессиональных карьер, занятий, поприщ притекают к резервуарам всевозможных удовольствий. Получаемых главным образом от вкусной и обильной еды, секса, алкогольных возлияний, азартных и иных игр. В тюрьмах и психушках практикуют еще и множество экзотических способов и технологий получения удовольствий. Для особо продвинутой «аристократии духа» — дополнительно еще и театры, концертные залы, оперы, но обязательно в партере или хотя бы в ложах.

Еще более «одухотворенными» сортами удовольствий являются получаемые ощущения неземного счастья от оваций поклонников: зрителей, слушателей, читателей. Равно как и хвалебные речи, поэмы в адрес именитых юбиляров, присуждение значимых премий, наград. Даже мысли о грядущих после смерти памятниках (в т.ч. нерукотворных) многим отогревают душу, принося чувства глубоких, неизъяснимых удовольствий. Особо острые ощущения удовольствия множества людей испытывают от обладания престижными, дорогими вещами, благами, властью, которых у окружающих нет и в помине. Отсюда так много желающих демонстрировать свои неоспоримые преимущества, превосходства, «богоизбранность» в виде обладания супердорогими автомобилями, особняками, драгоценностями, сверхмодной и сверхдорогой одеждой, коллекциями редчайших картин, иных раритетов и т.п.

Есть множества, которые испытывают неизъяснимые острые удовольствия, помыкая подчиненными, зависимыми людьми, слугами, челядью. Многие из этой категории ощущают приливы сценических чувств, сверля дырки в зубах соотечественников, делая им уколы в задницы, а иногда – и во время расстрелов или повешения своих «оппонентов».

Не менее, чем для 9/10 сущих в каждую эпоху людей именно наборы доступных физиологических удовольствий и желания их постоянно воспроизводить с известной для каждого вида периодичностью – и составляют основы набора программ их традиционной жизнедеятельности. Которая не очень сильно в целом отличается от такой же деятельности высших стадных приматов. Самое же радикальное различие здесь (и почти единственное) – все более разнообразное, обновляющееся употребление все боле сложных, всевозможных технологических новинок в виде автомобилей, телевизоров, видеокамер, приборов ночного видения, самолетов и т.д. и т.п.

Проверить справедливость этого утверждения достаточно легко: лишите крупного чиновника возможностей получать положенное и презентуемое ему в виде взяток прибыли, благ, лишите его холуев, угодников, дружеских фуршетов в его честь, удовольствий от получения наград, званий, титулов – и красивый, расцвеченный воздушный пузырь сморщится и упадет в грязь из заоблачных высот. На всю оставшуюся жизнь – к иному виду такой персонаж непригоден, иного набора ценностей в жизни у него нет. И таких – почти 99 из 100 из этой категории значимых «лучших» людей. Или, к примеру, лишите крупного финансиста удовольствия принимать у себя высокопоставленных, высоко социально значимых домогателей кредитов, соавторов в различных крупных гешефтов с бюджетными и иными средствами, или удовольствия в одиночестве лететь личным самолетом на фешенебельный морской курорт, либо смотреть в кругу немногих «избранных» спектакль в исполнении знаменитого театрального коллектива – и вы получите очередную пустую и сморщенную оболочку «резинового изделия». Лишенную всякой духовной содержательности, значимости в любой иной — вне денежной стоимости – системы социальных ценностей. Все без исключения иные категории попроще сложной, громоздкой иерархии «значимых» из денежных или властвующих лиц при устранении доступных им источников удовольствий попроще, попримитивней, подешевле – скукоживаются вообще до размеров выплюнутых жеванных комочков от пластинки жевательной резинки, рассеянных в изобилии по асфальту европейских городов.

Что особенно наглядно проявляется, если сравнить все эти пустопорожние пузырящиеся на многообразные манеры дворовые, региональные «величества» с содержательной, в полной мере духовной жизнью сельских учителей, пользующихся глубоким уважением прихожан священников, монашествующих – лишенных абсолютно всего того, чем так «насыщена», «одухотворена» жизнь вельмож, банкиров и иже с ними.

Конечно, и в тонких социальных прослойках людей духовно состоятельных чувства удовлетворения от отправления традиционных физиологических потребностей присутствует. Отличие – и радикальное – в том, что в этой человеческой среде любые удовольствия физиологического свойства всего лишь только сопутствующие жизненные обстоятельства, и уж никак не главная цель, смысл всего земного существования. Что, естественно, влечет разительное, ни в чем не похожее, ничем не соприкасающееся расхождение совершенно ни в чем не похожих жизненных миров одухотворенных людей и всех тех 9/10 населения, чья жизненная программа – в основном только реализация набора природных инстинктов. «Облагороженных» обретениями техногенной цивилизации, изукрашенных изделиями художественных и ювелирных промыслов. С выбором меню удовольствий и дозировкой частоты и силы ощущения избранного удовольствия у тех, кто занят напряженной производственной, служебной, творческой, научной деятельностью, как правило, никаких проблем не возникает. Речь идет прежде всего о военнослужащих, инженерно-техническом персонале промышленных и иных производственных корпораций, о полицейских, студентах, фермерах, работников транспорта и т.п., составляющих около 2/4 численности трудоспособного населения общества. Чьими трудами обеспечивается жизнедеятельность социума.

Традиционно возникающие в этих социальных группах отклонения от традиционно складывающихся норм потребления «удовольствий» в виде злоупотреблений алкоголем, сексом в целом постепенно приводятся к ординару усилиями семьи, трудового коллектива, друзей, иногда с изрядными ущербами, потерями и для объекта воздействия и для родных и близких. Ибо закон здесь жесток и неустрашим: лучшие силы и большую часть времени бодрствования человек обязан потратить на надлежащее исполнение сложных и ответственных служебных обязанностей. Иначе – пошел вон, зарабатывай на жизнь в другом ведомстве, если примут. Да и всегда не слишком большой размер получаемых за службу или работу платы является наилучшим, четко работающим, регулятором меры всевозможных доступных удовольствий для большей части взрослых людей . с возрастом появляется еще один жесткий ограничитель — состояние здоровья, не позволяющий уже не только перепивать, но и передать, курить, недосыпать из-за картежных увлечений.

Так что надежными регуляторами в обычном человеческом наборе удовольствий, меры и интенсивности их «потребления» являются прежде всего здоровая психика, поддерживаемая продуктивной трудовой деятельностью. И не чрезмерная оплата за труды и службу, не позволяющая погрузиться с головой в океан доступных наслаждений. Чтоб в скорости в нем утонуть.

Издержки в виде «выбракованных» по профнепригодности и мужской несостоятельности имеются немалые и в этих социальных категориях, но исчисляются они от нескольких процентов в благополучных обществах до десятой части населения в больных социумах, к каковым сейчас принадлежит Россия. Эти «издержки производства», выпадая на социальное дно, конечно, не отравляют продуктами своего социального разложения некоторые близлежащие «придольные» группы населения. Но все это успешно локализируется общими стараниями административных органов, санэпидемстанциями и системой богаделен.

С оставшейся «численностью» прочих социальных групп ситуация не в пример как более тяжелая. Вся человеческая вакханалия, бесовщина процветает в этих социальных анклавах, главными концентратами неиствующих в многообразных удовольствиях являются средоточия детей всяческой родни политической, деловой, финансовой элит, да и сами все эти «элитарные» стараются не упустить ничего из богатейшего меню самых разнообразных, недоступных для 9/10 прочих людей, удовольствий.

Естественно, без меры, без размеренности, по крайней мере, пока категорически не запретит лечащий врач. Для начала следует напомнить, что именно в этой социальной группе одна из наивысших концентраций гомосексуалистов, педофилов, лесбиянок. Именно здесь сосредоточены почти все сто процентов тех, для кого создаются дорогие, респектабельные публичные дома под самыми различными вывесками, кого ублажают на океанских курортах целые индустрии проституции, в которых занято почти все молодое женское население туземных стран. И на излечении венерических заболеваний и половых расстройств на которых специализируются мощные (и очень дорогостоящие) медицинские центры и фармацевтические концерны. На лечении ранних симптомов старения, удалении чрезмерных жировых тканей и разнородных подтяжек кожи от чрезмерного систематического переедания специализируется индустрия косметических клиник, медицинских центров по очистке, омоложению организма и другие подобные лечебно-оздоровительные учреждения.

Практически весь серьезный игорный бизнес (за исключением индустрии уличных игровых автоматов), рассчитанных на элитарные слои населения как на главных клиентов, которые могут здесь вволю истощать свои резервы адреналина, наслаждаясь самыми острыми ощущениями из всех отпущенных природой. Но как бы ни был широк в целом выбор в меню удовольствий знатных, богатых, именитых, власть предержащих, их родни, их ближайшей челяди, все равно самыми притягательными, часто практикуемыми, как и у всех прочих людишек, остаются и здесь прежде всего секс, вкусная обильная еда, качественная выпивка, зрелища. С той лишь разницей, что у данной категории всего этого – сколько душе угодно и в каком угодно виде. Что, естественно, порождает серьезнейшую для них проблему – пресыщение. Вернее, это проблема для общества в целом, потому что проистекает из оной длящийся от веку шабаш, который постоянно воспроизводит пресыщенная элит: от содомизма во всем египетской, римской знати до педофилии и ее аналогов в каждом роде деятельности нынешних элит. Пресыщение обычными способами получения удовольствий «элитарных» подвигает их к постоянной гонке состязающихся в практике изыска все новых и новых форм извращений, и так – на протяжении веков и тысячелетий. Подвигая сонмы недоразвитых, неразумных социальных статистов к подражанию в многообразных паскудствах своим «господам» и тем, кто корыстно обслуживает и тиражирует их «вкусы» в театре, кинематографе, литературе, на телевидении.

Менее опасные ущербы обществам наносятся гораздо более многочисленными группами непотребствующих в удовольствиях людей социально почти ничего в обычном состоянии не значащих: бесчисленных девиантов на разный манер из числа детей бедных социальных слоев, беспризорников, безработных, бездомных, профессиональных преступников (которые не при должностях и не при собственности), иных вышвырнутых и отвергнутых обществом (инвалидов по рождению, в результате войн, алкоголиков, наркоманов и др.). Их асоциальный образ жизни не опасен, так как надежно копируется тем, что никто из устремленных к успеху никогда ни в чем не стремится подражать тем, кто потерпел поражение еще на старте собственного жизненного забега. Не пытаются предлагать это ни телевидение, ни кинематограф, ни литература: кроме пропаганды «культурного» пьянства, «красивого» разврата – других ущербов от этих индустрий непотребных развлечений особого вреда здесь нет. Закон здесь только один: чем больше в мире обобранных «элитами», с искореженными войнами, нищетой толпами и судьбами людей, тем больше в мире и тех, кто сосредоточился на получении уродливых удовольствий путем разнообразных непотребств. Отсюда массовые изнасилования в подростковой и молодежной среде обездоленных социальных слоев, тут же – наркомания, токсикомания, алкоголизм.

Здесь тоже присутствует проблема пресыщения: у алкоголиков и наркоманов это выражается в необходимости учащать прием «эликсира удовольствия», либо увеличивать дозировку, либо использовать все более сильное и опасное зелье. Во имя только того, чтобы испытать хотя бы обычный приступ индуцированного «счастья» и дозу «стимулятора» обязательно приходится постоянно увеличивать. Пока не наступает предел, когда любое большое количество, к примеру, наркотика не приносит привычного удовольствия, а приводит к смерти от передозировки.

К настоящему моменту те «элиты», что олицетворяют глобализм американского вероисповедания, не только не видят ничего опасного от непотребствующих искателей удовольствий обездоленных «широких народных масс», но даже решили использовать это в «промышленном» масштабе как одно из самых эффективных средств сокращения народонаселения во всем мире. Для чего используют уже более тридцати лет все мощности киноиндустрии, телевидения, иных электронных и печатных СМИ для интенсивного насаждения среди молодежи выморочной, деградационной культуры под брендом «sex-drug-culture». Пока только с громадным успехом среди молодого населения Европы, США, Латинской Америки: численность белого населения здесь стремительно сокращается, качество физиологического материала этой расы катастрофически ухудшается. В то время как эти же демографические показатели в Китае, мусульманских странах неколебимо стабильно высокие, ибо тамошние национальные элиты либо в силу идеологических, либо религиозных догм жестко, административно-уголовными мерами пресекают непотребства как своих «полых людишек», так и светской и религиозной «номенклатуры».

Жесткое программирование на выбор меню удовольствий только самых примитивных, животного характера у разнообразных изгоев обществ понять (и принять) вполне можно: ни приемлемого общего и профессионального образования, ни тем более сколь-нибудь человеческого воспитания большинство людей из «придонных» социальных групп не получили. Никаких перспектив для хоть сколь-нибудь значимой карьере, создания и содержания нормальной семьи тоже практически не было и нет. Складывающиеся на этой основе асоциальные установки и поступки всегда приводят к тому, что эти люди вытесняются в трущобы городов, на мусорные свалки, «расфасовываются» по тюремным камерам, домам престарелых и инвалидов, детским приютам, богадельням. Этим людям, как правило, несвойственна способность согреваться теплом родственных сострадательных, любящих человеческих душ и способности испытывать радость от своего милосердия страждущим, обездоленным – слишком жестока природа межличностных связей на социальном дне. А почти полное отсутствие средств приводит иногда даже к таким ситуациям, когда человек рад и чрезвычайно доволен тем, что выпал день без побоев, без злобной брани, да и еще перепало кое-что из нормальной еды. Как о том весьма образно написано в именитом романе А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Ну а уж если милостивая судьба послала пивка или водочки с кусочком колбаски – человек здесь переживает ощущение настоящего счастья по самой верхней отметки своей способности радоваться и счастливиться. Закономерность здесь проста, незатейлива: чем реже перепадает возможность для удовольствий от еды, секса, выпивки – тем ярче и глубже ощущение личного сиюминутного счастья, блаженства. Ни о каком пресыщении такого рода удовольствиями здесь и не речь – удалось бы их пережить хоть по какому-то поводу независимо от качества и количества получаемого возбудителя ощущения радости. В качестве какового для сотен и сотен тысяч беспризорных детей нынешней России вполне годится и клей «Момент».

Ситуация с благоденствующей публикой разительно иная: здесь все мыслимые удовольствия, которые можно приобрести за деньги, — без числа и меры доступны в любой момент стабильно, изо дня в день. Те же немногие удовольствия, которые нельзя обрести за деньги — весьма малочисленно, легко поддаются перечислению и в расчеты не берутся: счастье первой, счастье истинной любви до самоотречения, счастье общения с детьми, радость искренней боевой дружбы, радость спасения любимого человека и еще многое подобное. Для чего, кстати, не требуется практически никаких значимых затрат, кроме обладания особыми душевными человеческими качествами, совестью, способностью видеть и радоваться многоцветью мира природы и людей. Ордам же тех, кого Господь лишил всего этого, наделив черствыми, засохшими, скукоженными подобиями души, приходится неистовствовать на самые разные манеры, чтоб обогащением любой преступной ценой открыть себе неограниченный доступ на рынки любых физиологических удовольствий, ярмарки тщеславия, стать центром притяжения для орд льстецов, холуев, челядинов, обслуживающих обширную инфраструктуру богатых.

И если люди нравственные, духовные свой радостный мир сердечной теплоты от восприятия красот мира и поступков достойных людей носят в себе как неиссякаемое солнечное тепло для себя и окружающих, люди, алчущие всех прочих удовольствий, «потребляют» их всегда в диких орах, свалках, драках, ристалищах – с кровью, увечьями, изломанными, поверженными судьбами, сопровождаемыми ненавистью, человеческими страданиями, болью. Счастливое состояние души нравственного, достойного человека проявляется главным образом в счастливом сиянии глаз, в выражении лица, лучащегося теплом доброжелательства, любви, во всеохватной обходительности к окружающим, готовности делиться с ними радостью, участием, помогать им. Источник внутреннего счастья духовного человека неиссякаем, если его сознательно не гасить насилием.

Самодовольное, тщеславное счастье прочих является всегда только в виде демонстраций каких-либо разновидностей роскоши, впечатляющих обретений, помпезных церемоний под овации, гимны, в сопровождении толп поклоняющихся и телевизионных и прочих репортеров и т.п. Ощущение личного довольства собой, счастье здесь тем острее и глубже, чем меньше поводов для такого состояния у окружающих соплеменников, единомышленников. Личное величие от чего-то здесь тем необъятней и радостней представляется, чем ничтожней выглядят толпы поклоняющихся, подвластных.

Если источник радостей жизни нравственного человека неиссякаем как родник, столетия бьющий из одного и того же места, столь же прозрачен, прост, бесхитростен, то источники радостей тщеславных — бесчисленные прожорливые топки, куда нужно ворохами беспрерывно вваливать топливо: деньги, разнообразные виды промышленной продукции, вооружения, военные действия и т.п. И так — без конца, пока на планете останутся хоть какие-то ресурсы.

Если люди духовные обретают свои радости из окружающего мира людей, но только добавляя в него продукты своего творчества, активное милосердие, помощь, безвозмездное исполнение своих гражданских повинностей, если эта генерация нравственных никого не утесняет в этом мире, помогая только обустраиваться подобным себе, то «потребительская емкость» бездуховных – безмерна в прямом смысле этого слова. Причем, индивидуальная «емкость» каждого способна вместить в себя всю вселенную – алчность тщеславных воистину безразмерна: от веку ни один из преуспевших во всем их многообразии никогда не был доволен, удовлетворен достигнутыми объемами любых обретений. Шла ли речь о власти, о деньгах, о землях, о заводах, о сокровищах, либо о мировой славе любого формата, это племя ненасытных искателей топочного материала даже в виде живых людей во имя поддержания своей постоянно притупляющейся способности испытывать удовольствия вынуждено совершать любые преступления, учинять войны во имя переделов, захватов чужого или временно ничейных ресурсов, чтобы иметь возможность постоянно наращивать личную дозу возбудителя привычного наслаждения.

Откуда же эта полностью несовместимая, антогоничная разновидность двух основных противостоящих групп людей? С каких моментов, в каких жизненных ситуациях изначально начинают расходиться жизненные пути людей, которые в итоге противопоставляют их друг другу в жизнедеятельности мира нравственно-духовного – и мира одержимых?

Конечно, уже при рождении каждый ребенок наследует от родителей наборы различных задатков человеческих качеств, предрасположенностей. В том числе и самого худого свойства. По разному у разных людей в различных семьях и социальных группах развиваются и формируются их личные человеческие качества. Наблюдая условия жизни ребенка в семье, в дошкольных учреждениях и в школе с большой долей вероятности можно предсказать облик грядущего взрослого человека и основные фрагменты его судьбы. И что особо важно – какие качественные характеристики социума статистически значимые совокупности этих формирующихся психотипов материализуют, воплотят собой и своим образом жизни: потребительски – чувственный по преимуществу или нравственно-духовный.

Если взрослые в семье или в детском садике радуются четко проявляющимся хватательным инстинктам ребенка, его способности отнять нравящуюся игрушку и повсеместно это поощряют, одобряют на разные лады — общество будет получать в массовом количестве по преимуществу дельцов самого разного сорта, многочисленные структуры организованной и неорганизованной общеуголовной преступности. Социумы будут постоянно нуждаться в обилии юристов, адвокатов, полицейских, охранников, чтоб хоть более-менее удовлетворительно обеспечить защиту имущественных и иных прав граждан. Естественно, так же и то, что в таких обществах главнейшими источниками удовольствий элиты будут рестораны, секс-клубы, концертные залы как площадки демонстрации увешанных бриллиантами содержанок из числа топ-моделей и другие банальные традиционные утехи. А глядя на своих «элитарных» и прочий люд, заплатив малость деньжат, пускаться в те же самые виды получения от жизни радостей и утех, пусть и качествами и количествами пониже. Сильно способствует именно такому магистральному устремлению жизнедеятельности подавляющих количеств членов социумов и всячески развиваемое взрослыми в своих детях стремление казаться эффектными в ущерб таким же стремлениям быть содержательными, способными. Что стоят одни только шоу-паскудства по проведению разнородных конкурсов красоты — от дворовой до вселенской – со всеми традиционно демонстративно шумными весельями буйно помешанных извращенцев. Эти карнавально-яркие бесконечные действа, тиражируемые телевидением беспрестанно на миллионные аудитории зрителей способны расплющить любую достаточно сильную психику, не говоря уж о детской и подростковой, в которой создается матрица социального психотипа, ориентированного на бесконечное повторение и увеличение многообразия форм и способов физиологических удовольствий и куражей тщеславия. Даже весьма поверхностный обзор социальных процессов, обстоятельств, социальных стереотипов, многообразно и многократно купирующих почти намертво всякое духовно-нравственное развитие людей в поколениях не оставляет практически надежд, что что-то можно здесь изменить.

К числу «оружия массового поражения» нравственных чувств людей практически всех социальных групп следует, вероятно, прежде всего отнести следующее:

— Не оставляют себе никаких значимых возможностей для духовно-нравственного развития те, кто избрал себе карьерный путь там, где доминирующе господствуют внутрикорпоративные нормы, этика взаимоотношений. Где место регуляторов поведения в социуме, шкалы нравственных общечеловеческих ценностей занимают своды неписаных правил жизни всевозможных «групп по интересам» с их жестокими «операциональными кодексами». В особо безнадежном положении здесь оказываются те, кому сопутствует особый успех, стремительное перемещение от победы к победе со всеми сопутствующими приятностями и обретениями: для убережения своей особо удачливой судьбы приходится здесь вести себя даже по отношению к членам своих кодл как к опасным конкурентам. И вести себя соответственно, как на войне среди вражеского окружения: таиться, скрывать все, что можно, хитрить, врать, умышленно обманывать «коллег», а при необходимости, в угрожающих случаях и прибегать к изничтожению наиболее опасных друзей. Из окопов такой войны выйти невозможно, расслабиться нельзя ни на мгновение – какая уж тут нравственность!

Если же волею судьбы успешная карьера человека строится в сфере наркобизнеса, оргпреступных группировок в сфере контрабанды оружия, органов для пересадки, антиквариата, работорговли, драгоценных камней и металлов обычной жизненной практикой таких людей становится открытой, агрессивный сатанизм во все более тяжелых его формах и проявлениях. То есть эти люди — уже открытые непримиримые враги человечества и мироздания. Готовые сожрать, уничтожить любые общества, любые сокровища культуры, если это принесет выгоду. Ибо другого жизненного смысла у них нет, и даже получения своих животных удовольствий эти человекоподобные предпочитают обставлять садизмом, глумлением над всем нормальным человечеством. Но не своим обретениям, состояниям, социальным статусам эти – всегда только самых высоких уровнях социальных иерархий и блеском своей шикарной жизни смущают и совращают с нравственно-духовного пути большую часть человечества. Правда, самую нелучшую его часть в точном соответствии — функции низверженного ангела. Орды безродных, социально малозначащих, но неистово устремленных к любому жизненному успеху, любой известности, любой славе, стремящихся во имя этого к идолопоклонничеству, угождениям, услаждениям сильным мира сего вне зависимости, копируя их вкусы, предпочтения, привычки, манеры и т.п. Этим даже глядеть в другую сторону от образа жизни преуспевших противопоказано — готовы воспевать, славословить любую убогость, глупость, мерзость своих кумиров! Не до духовности, а уж тем более не до воплощения ее в нравственное поведение. Которые в мире людей устойчиво, в подавляющем большинстве сопряжено с очень огромным уровнем потребления и невысоким социальным статусом: кто же будет мечтать и стремиться делать «головокружительную карьеру» сельского учителя, к примеру?

Как бы ни варьировались и сколько бы не повторялись в Священных писаниях простые и очевидные прописи Корана: «Пусть тебя не восхищают их имущества и дети. Аллах хочет их наказать этим в здешнем мире, чтобы души их ушли, когда они будут неверными» (Сура9.аят 86).

Вразумить эту генерацию практически обычными доступными, общепринятыми увещеваниями, вразумлениями – дело безнадежное, да и не поощряемое Господом: «Оставь их, пусть они едят, наслаждаются, и надежда их отвлекает. Потом они узнают» (Коран. Сура15, аят 3).

Особенно способствует распространению эпидемии бездуховности, все более массового воспроизводства цивилизационной культуры физиологических, потребительских удовольствий высокохудожественная, высокопрофессиональная ложь кинематографа, телевидения, бульварной литературы, чьи героические персонажи – сплошь искусно изукрашенные подобия «преуспевших» в этой жизни, чьи жизненные устремления – только описанные выше разнообразные удовольствия без участия души.

Более того, всякая бездуховная толпа, группа, группка всегда агрессивна по отношению к любому в своей среде, которые отказывается следовать безнравственной практике всех. А самочинная сила человеческой глупости, пошлости. Алчности – вещь опасная, разрушительная, уничтожающая, действующая неразмышляюще подобно оползню, сели. Но достаточно трусливая, легко останавливаемая реальной угрозой, даже простым мордобоем наиболее «выдающихся» своих представителей. Другое почти не действует: «Или ты думаешь, что большинство слышит и разумеет? Они ведь только – как скоты и даже больше сбились с пути» (Коран. Супа 25, аят 46).

Чему сильно способствует извечное стремление множеств людей с ярко выраженными качествами любителей потреблять, копить все более красивые, престижные вещи, украшения, следуя вечно меняющейся «моде» на все.

— В современной России положение предельно усугубляется целым рядом обстоятельств самого безобразного свойства: прежде всего стремлением заработать, обогатиться обманув, обсчитав, обвесив как можно больше людей, партнеров, включая ладе друзей. Либо «впаривая» им фальсификаты, подделки, малопригодные продукты. Не говоря уж массовых поборах, вымогательствах, кражах, ограблениях, мошенничествах.

Чем наша страна ныне как две капли воды похожа на самые неустроенные, разбалансированные и разграбленные социумы беднейших стран мира.

Критический крен цивилизации в сторону потребительско-вещных удовольствий, удовольствий бытового комфорта, роскоши привел уже человечество в процессе удовлетворения стремительно разрастающихся спросов на такое радости к грани полного истощения всех мыслимых природных ресурсов, включая уже воздух, воду.

В то время как для испытания чувства всеобъемлющей светлой радости, недоступной даже дарением роскошного бриллиантового колье, зачастую человеку духовному достаточно послушать фортепьянную пьесу кого-то из гениальных композиторов, задушевную песню в исполнении собственного ребенка и т.п. Ни у кого ничего не отнимая, никого не обманывая, приглашая разделить свою радость с любым количеством родственных просветленных душ.

Зная, что к любой разновидности источника душевной радости можно обратиться в любое время, любое потребное для души число раз, вдохновляясь этим для любых иных проявлений жизни, форм жизнедеятельности.

Конечно, определенное число (весьма небольшое) людей изначально, от рождения и до самой смерти все более нравственны, духовно во всех своих жизненных проявлениях. Потому остаются социально малозначимы, почти неразличимы в кипящей цивилизованной практике.

Обычные люди от своих кузовных ущербов никаких стеснений не испытывают чувства своей неполноценности из-за отсутствия третьего глаза или еще одной пары рук. Для 9/10 людей путь в мир духовный начинается только после сильнейших душевных потрясений, жизненных утрат, череды тяжелейших несчастий. Даже дар ясновидения открывается у иных только после пережитых катастроф и полученных в них увечий. Но это справедливо похоже только по отношению к отдельным людям. В отношении социумов, этносов закономерности какие-то иные: по числу социальных катаклизмов, эпохальных несчастий русские и Россия бесспорно уже долгие столетия в лидерах мира. По числу же духовных и нравственных — увы!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector