Открытое письмо заведующему редакцией журнала экспериментальной теоретической физики РАН г-ну Янкелевичу Н.И.

.

Здравствуйте, уважаемый г-н Янкелевич!

Получил Ваш отказ от 16.09.04 в опубликовании моих статей, «…так как их содержание не соответствует современному состоянию науки». Хочу сразу успокоить: привычного для Вас обращения с просьбой пересмотреть… (разрешить и т.п.) не предвидится. Я знал на что шел, ответ был предсказуем, но этот этап необходимо было пройти на деле. Пусть даже ценой потери времени в год.

В Вашем лаконичном ответе присутствует всё — и скрытая похвала в мой адрес, и признание узости кругозора журнала, и отсутствие интереса к проблемам, выходящим за пределы «современного состояния науки». Хотя название журнала, как мне кажется, обязывает его интересоваться именно последним.

Если редакция считает, что ее интерес заключен внутри современного состояния науки, то уже сама концепция неверна. А если к тому же Вы полагаете абсолютно верными воззрения современного состояния науки, то  глубоко заблуждаетесь. Убежден, что это свойственно не только Вам, это болячка всей науки, в т.ч. и РАН. Для подтверждения таких убеждений и пришлось терять год, хотя темы статей выбраны так, чтобы минимально затрагивать взгляды современного состояния науки. Было желание безболезненно ввести читателя в новые концепции, рожденные без введения постулатов.

Если Вы, скрепя сердце, хоть на минутку представите мои подходы правильными, Вы поймете, в каком мазохистском свете предстает пропаганда знаний, соответствующих современному состоянию науки. Неужто даже столь жуткая опасность не позволяет Вам отказаться от амбициозного стиля — тайного вынесения вердиктов по публикациям? Я уверен, что любой ученый, который хочет слышать, мог бы, познакомившись с моими доводами, признать их справедливость. А Вы уверены в своих аргументах? Отказ одной из сторон от диалога выявляет слабость этой стороны.

Разумеется, я не мог следовать современному состоянию науки, а публиковать новые взгляды можно лишь поэтапно. Даже в случае опубликования материалов такими темпами мне потребовалось бы около 25 лет. Подобным жизненным запасом я вряд ли располагаю, потому и не добиваюсь Вашей благосклонности.

К сожалению, авторитарность РАН в этом вопросе не позволяет российской науке не только дискутировать в научных журналах о новых идеях, невозможно даже показать ошибки имеющихся знаний. А ведь сейчас благодатный момент для российской науки, чтобы при своем нищенском существовании получить опережающие знания. Вы не хотите этого? Для Вас зазорно изучать творчество неименитых?

Мне близки и понятны озабоченности, высказываемые академиком Гинзбургом В.Л. относительно всевозможных «торсионных полей». Уверяю Вас, что развиваемые мною идеи зиждутся на реальных физических законах. Однако, беспристрастное рассмотрение действующих физических законов показало, что некоторые законы (из числа базовых) мало чем отличаются от «торсионных полей».

К сожалению, добыча золота и промывание многих тонн пустой породы — вещи неразрывно связанные. Тем, кто гнушается  черновой работы и хочет получать сразу чистые слитки, надо грабить банки.

Если некоторые из приведенных мною высказываний показались Вам нелицеприятными (клянусь — без умысла с моей стороны) или  Ваши научные убеждения несовместимы с заявляемыми мной утверждениями, давайте выясним — где оно, современное состояние науки: в авангарде или в арьергарде. Я открыт для любой формы диалога.

За Вами выбор оружия, то бишь, вида диалога: дискуссия, диспут, интернет-ринг, ТВ-споры в реальном времени и т.п. Вы можете представить конкретного делегата или коллектив, можете выбрать открытое их участие или инкогнито. Более того, Вы же выберете и арбитров.

Полагаю, что не осталось иных мотивов для уклонения от публичного диалога, способного принести только пользу российской науке. Полагаю также, что стороны будут достойно вести себя в отношениях друг к другу и к науке.

Ссылка на основную публикацию