ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ, СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ И ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ПРОЦЕССА ГУМАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

.

В последнее время в выступлениях и публикациях работников образова­ния разного уровня встречаются высказывания, суть которых сводится к то­му, что о реальной гуманизации в российской школе говорить рано, посколь­ку само общество еще не готово к этому процессу.

В этой связи можно привести утверждение Г. Спенсера о том, что «Общество создается составляющими его единицами и его природа опреде­ляется природой последних. И особи, и общество действуют друг на друга, но все-таки первичным является характер особей, а производным — характер общества». Действительно, дегуманизация общества во многом де­терминирована объективными факторами, но не является их фатальным ре­зультатом, так как зависит, прежде всего, от самих граждан этого общества, от способа их мировоззрения, от их отношения к другим людям, а в конеч­ном итоге — от отношения к самим себе.

Гуманизация общества, равно как и гуманизация образования, по всей видимости, не может быть осуществлена «сверху» какими-либо указами или реформами; этот процесс может быть начат только конкретными людьми, желающими видеть себя, своих детей, своих учеников свободными, неповто­римыми, самоактуализирующимися личностями. Чем больше будет таких людей, тем более вероятным будет переход образования и общества в эпоху истинной демократии и гуманизма.

Гуманизация образования, таким образом, представляется сегодня в качестве одной из глобальных проблем, которая должна всесторонне иссле­доваться как в широком социокультурном контексте, так и в контекстах кон­кретных и, прежде всего — в психолого-педагогических, поскольку гуманиза­ция социума в целом и образования в частности, выступает как императив выживаемости человека, сохранения его свободы и духовности.

Психолого-педагогические основы гуманизации образования опреде­ляются, прежде всего, положениями экзистенциализма, а также антропоно- мическими положениями синергетики и феноменологии, рассматриваемыми применительно к педагогическим явлениям и процессам.

Экзистенциализм провозглашает в качестве главенствующей установ­ки, что человек не объект (и конечный продукт) социальных влияний, а субъ­ект свободного и ответственного самосозидания. «Первый призыв этой фи­лософии: «Человек, пробудись!». То есть займи активную жизненную пози­цию, действуй в этом мире и противодействуй ему всеми своими силами».

Личность, с позиции экзистенциализма, является центром собственно­го становления, в котором заключены как ресурсы, так и механизмы лично­стной динамики. Человек наделен силами, позволяющими ему преодолеть воздействие социума, деформирующее его индивидуальность и, навязывае­мый обществом, образ жизни. Личность способна делать себя сама по своему свободному замыслу, и она ответственна за свой жизненный выбор перед со­бой (секулярный экзистенциализм) или перед Богом (религиозный экзистен­циализм).

Идеи саморазвития личности, утверждаемые экзистенциализмом, оп­ределенным образом перекликаются с положениями синергетики. Синерге­тика выдвинула идею о самопроизвольном возникновении порядка из хаоса. В нестабильных, гетеростатических системах, стохастически взаимодейст­вующих с окружающим миром, протекают процессы самоорганизации. В особой степени феномен самоорганизации касается гуманитарных систем, под которыми понимается «… широкий спектр объектов, одним из предель­ных случаев которого выступает личность, а другим, самым широким — куль­тура в целом».

Личность, как проактивирующаяся гуманитарная система, также стре­мится к выходу из гомеостатического, равновесного состояния в сторону своего развития. Самоорганизацией личности, с точки зрения синергетиче- ского подхода, нельзя управлять извне, можно лишь поддерживать какие- либо личностные интенции или препятствовать им. Причем, чем более есте­ственным становится развитие, тем менее оно предсказуемо; как отмечают И. Пригожин и И. Стенгерс: «Искусственное может быть детерминирован­ным и обратимым. Естественное же непременно содержит элементы случай­ности и необратимости».

С позиции синергетики личностная самоорганизация осуществляется в бифуркационном поле, включающем в свое пространство бесчисленное ко­личество точек бифуркации (точек расхождения, связанных с выбором даль­нейшего пути развития); прохождение через эти точки зачастую сопровожда­ется различными кризисами — компетентности, роста, борьбы мотивов и т. д. По словам Р. Л. Лившица: «Вся сознательная жизнь человека есть непрерыв­ный выбор из множества возможностей».

Причем, за человека, находящегося в точке бифуркации, нельзя делать выбор «извне», в противном случае это лишит его свободы и ответственно­сти, блокирует индивидуальный путь саморазвития. В то же время, человека (особенно ребенка) можно и нужно поддержать в момент такого кризиса, оказать ему помощь: «… человек может испытывать большие трудности в определении своего жизненного пути, его направления и смысла. В этом слу­чае он может воспользоваться помощью других людей, но эта помощь долж­на заключаться не в указании, куда именно он должен идти, а в содействии его собственным усилиям найти свой путь» [1, 48]. В этих синергетических положениях просматривается важный психолого-педагогический аспект, по сути, совпадающий с идеей фасилигации в гуманистическом подходе.

Не менее значимым, с позиции гуманистической педагогики, представ­ляется положение синергетики, касающееся феномена неадекватности эф­фекта внешних воздействий на самоорганизацию ¡уманитарной системы.

Сильные прямые воздействия, не учитывающие особенности внутренней структуры гуманитарной системы, часто могут или не оказать никакого эф­фекта, или же вызвать эффект обратный, став препятствием для ее развития. В то время как слабые (нередко случайные), но резонансные (соответствую­щие тенденциям развития системы) воздействия, особенно совпадающие с периодом прохождения гуманитарной системой точки бифуркации, могут оказать внезапный, неожиданно сильный эффект.

В педагогике этот феномен является причиной того, что нередко «це­ленаправленное» воспитание индивида может длиться годами, не оказывая существенного влияния на личностный рост; в то время как значительное продвижение в его личностном развитии может произойти за несколько ми­нут от случайного разговора, от прочитанной книги, от «экзистенциального резонанса» в феноменальном поле, вызванного встречей с внутренним миром другого человека. По справедливому замечанию Э. Н. Гусинского: «Огром­ная разница между первоначальным, чисто стохастическим научением и управляемой деятельностью учения в образовательной системе состоит в том, что стохастическое научение естественным образом выстраивается вдоль потребностей и интересов личности, а управление учением традицион­но нацелено более на приобщение личности к устоявшимся общеобязатель­ным ценностям — социализацию, нежели на реализацию и актуализацию ее, личности, особенных способностей и склонностей» [1, 115].

Еще одним философским обоснованием личностно-центрированного подхода являются положения феноменологии о внутреннем мире субъекта как неповторимого и уникального феномена самосозидания, недоступного для понимания без акцента на индивидуальный опыт переживания личности в каждом конкретном случае.

По словам Э. Гуссерля: «… феноменология является наукой о конст­руировании мира человеком и для человека. Это конструирование осуществ­ляется в переживаниях сознания, создающих смысл и полагающих его суще­ствование в цепи природных явлений» [Цит. по 2. 23].

С позиции гуманистической педагогики, феноменология приобретает особую ценность как наука о смыслах и ценностях развития и образования человеческой личности, отрицающая возможность объективного существо­вания «единственно правильных» для всех истин и целей.

В целом, экзистенциализм, синергетика и феноменология обеспечива­ют гуманистический подход в психолого-педагогической науке философским основанием для безусловного признания человека субъектом собственного саморазвития.

Ссылка на основную публикацию