ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И СМИ В ВЕНЕСУЭЛЕ

Филаткина Г. С.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, факультет журналистики, Москва, Россия

Чем была известна Венесуэла раньше? Мировым рекордом по числу «мисс Вселенная», количеством запасов нефти и уровнем коррупции на всех уровнях власти и быта. «Клянусь этой умирающей конституцией…» — так 6 декабря 1998 г. начал свою присягу 52-ой президент Венесуэлы Уго Рафаэль Чавес Фриас. Индеец с африканскими корнями, Уго Чавес родился в крестьянской семье в венесуэльской провинции — случай небывалый в истории, так как обычно президенты латиноамериканских стран — выходцы из совершенно иных кругов. Президент в Венесуэле — это лицо, наделенное по конституции большими властными полномочиями, это главная властная структура. Именно поэтому между ним и средствами массовой информации страны складываются довольно непростые отношения.

После того, как Чавес занял пост президента, крупнейшие венесуэльские газеты «El Nacional» и «El Universal», телеканалы «Radio Caracas Televisión» (RCTV), «Globovisión» и «Venevisión» сразу сформировали блок, оппозиционный чавесовскому правительству. Если до Чавеса частные СМИ откровенно поддерживали государственную власть, то теперь их взаимоотношения стали складываться по следующей схеме: власть

<—- > СМИ (в этом случае государство давит на СМИ с целью соблюдения

законности и выражения собственных интересов) и СМИ <————- > власть

(давление СМИ, прежде всего частных, на власть для максимальной объективности информации или исполнение политического заказа по снижению рейтингов той или иной властной структуры).

Ведущие венесуэльские СМИ принадлежат крупнейшим медиа- холдингам и не контролируются государством. Поэтому они используют всевозможные средства для дискредитации власти, которые в целом типичны для манипулирования общественным сознанием (неполная информация, диффамация, очернительство, демонизация, тенденциозный отбор новостей, клевета и подтасовка фактов и т.д.). В то же время, оппозиционные СМИ, несмотря на все их издержки и недостатки, стали важнейшим сдерживающим фактором, не допускающим отхода от политического плюрализма и консолидации нового авторитаризма.

Однако Чавес, оставаясь относительно толерантным к негосударственным СМИ, не упускает возможности нанести им ответный удар. Первый из них был нанесен 23 мая 1999 г., когда команданте Ча начал вести собственную воскресную телерадиопередачу «Алло, президент» («Aló, Presidente»), транслируемую государственным каналами (в это время частные телеканалы показывают фильмы или повторяют те или иные передачи). Каждое воскресенье в течение 6-7 часов без перерыва Чавес рассуждает о важных вопросах внутренней и внешней политики, задает вопросы своим министрам, общается с местными жителями, рассказывает анекдоты, исполняет популярные народные песни, посылает воздушные поцелуи, читает собственные стихи, цитирует отрывки из своего любимого романа «Отверженные» Виктора Гюго, рассказывает о своем последнем телефонном разговоре с Фиделем Кастро. Принимая образ доброжелательного учителя, Чавес с помощью своей передачи пропагандирует достижения «мирной боливарианской революции», разъясняет принципы «социализма XXI века», который он стремится построить, а также разоблачает деятельность оппозиции. Сам формат передачи, подразумевающий еженедельное общение президента со своим народом «на равных», не имеет аналогов в мире. Профессионалы называют передачу «Алло, президент» одной из самых удивительных политических передач в мировом аудиовизуальном пространстве.

В апреле 2002 г. в Венесуэле произошел государственный переворот, который был с восторгом встречен коммерческой прессой. Оппозиционные СМИ не ставили перед собой задачу излагать факты, информировать или просвещать читателя, их основной целью было добиться отставки президента. «El Nacional» и «El Universal» называли Чавеса авторитарным правителем, который довел страну до нищеты и свертывал демократические свободы граждан, а частные телеканалы («Globovisión», RCTV, «Televen», «Venevisión») искажали происходящие в стране события: они показывали пустые улицы, снятые ранним утром, торговые центры, закрытые своими хозяевами, и сводили всю венесуэльскую реальность к нескольким тысячам демонстрантов, которые поддерживали забастовку руководства государственной нефтяной компании Венесуэлы PDVSA. Государственные телеканалы были отключены от эфира. Несмотря на это, у Чавеса оказалось больше сторонников, чем у оппонентов, и они помогли ему вернуться к власти, от которой его незаконно отлучили.

После переворота «античавесовский» уклон в прессе усилился. Андрес Мата, редактор «El universal», так писал о президенте: «Мы все знали о его душевном нездоровье. Мы знали, что он проявит себя как полное ничтожество, когда начнется настоящая битва, однако никто не догадывался, что у него совсем нет совести… Говорят, что история может возвысить или похоронить государственных мужей. Для вас она зарезервировала шахту, куда вы последуете за теми венесуэльскими лидерами, которые прославились своими зверствами» [1]. Комментарий заканчивался следующей уничтожающей фразой: «Ваша одержимость стоила Венесуэле бесчисленных моральных и материальных потерь. Никогда на этой земле не было так много безумства» [1].

Однако президент продолжал наступать на неугодные правительству частные СМИ. В противовес им 24 мая 2005 г. была создана телевизионная компания «TeleSUR» (La Nueva Televisora del Sur), явившаяся первой и единственной «тропической CNN», принадлежащей латиноамериканцам (кроме Венесуэлы, в финансировании компании принимают участие правительства Аргентины, Боливии, Кубы, Никарагуа и Уругвая). Сигнал «TeleSUR» транслируется через спутник, и его можно принимать в Южной Америке, Соединенных Штатах, некоторых странах Западной Европы и Северной Африки. В ее сетке вещания 40% времени отдается информационным программам. «TeleSUR», или «Telechávez», как ее иногда называют, также транслирует документальные и художественные фильмы, репортажи о культурных событиях. Канал изначально был задуман как некоммерческий проект, поэтому на нем отсутствует реклама.

Создав крупную телекомпанию, Чавес не изменил своей наступательной тактике. В 2005 г. был издан закон «Об ответственности радио и телевидения перед обществом», цель которого состоит том, чтобы гарантировать всестороннее социальное развитие детей с помощью радио и телевидения. Закон разделяет сутки на три части: защищенные часы (6:00-20:00), контролируемые часы (20:00-23:00) и «взрослые» часы (23:00-5:00), и определяет типы материалов, которые в определенные часы не подходят по своему содержанию для детской аудитории. Так, в контролируемые часы не разрешается транслировать передачи, эксплуатирующие интерес к насилию, жестокости и т.д. Кроме этого, по закону СМИ могут подвергнуться большим штрафам или вовсе потерять лицензию за распространение информации, считающейся угрозой национальной безопасности. Последнее произошло с самой крупной венесуэльской ТВ-станцией «Radio Caracas Televisión» (RCTV), которая в 2007 г. была лишена лицензии из-за критических выпадов телевизионщиков в адрес проводимой Чавесом политики. Несмотря на то, что значительную часть программной сетки RCTV занимали «мыльные оперы» и развлекательные шоу, этот телеканал имел репутацию оппозиционного.

После закрытия телеканала забили тревогу международные организации, которые, в особенности американские, давно говорят о том, что в чавесовской Венесуэле нет свободы слова, а есть только контролируемая государством антиамериканская пропаганда, хотя на самом деле частных СМИ в стране гораздо больше, чем государственных, поэтому оппозиции в Венесуэле удается контролировать до 95 % всего медиарынка. Даже популярность частных телерадиокомпаний выше, чем государственных: до закрытия RCTV и «Venevisión» собирали почти 60 % аудитории, тогда как государственная телесеть «Venezolana de Televisión» (VTV) — всего 15-20 %. Однако Международный институт прессы заявил, что закрытие RCTV — это тоталитарная цензура, позорная попытка заткнуть голос оппозиции и нарушение прав каждого человека на поиск, получение и передачу информации и идей через какие-либо медиа (Article 19 of the UN Universal Declaration of Human Rights). Такой же вывод сделал Комитет по защите журналистов (The Committee to Protect Journalists) и организация «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders (RWB)). История с RCTV закончилась тем, что 22 января 2009 г. телесеть продолжила вещание, но уже как кабельная и под новым названием — «Radio Caracas Televisión Internacional» (RCTV Internacional).

В 2007 г. Уго Чавес национализировал крупнейшую в Венесуэле телекоммуникационную компанию «Compania Nacional de Telefonos de Venezuela» (CANTV), акционером которой являлась американская фирма Verizon Communications Inc. CANTV обслуживает 3,2 миллиона линий фиксированной связи, 6,7 миллионов абонентов мобильной связи и предоставляет почти 600 тысячам клиентов доступ в интернет.

Но простой национализации крупнейшей телекоммуникационной компании Чавесу показалось мало. С января 2009 г. президент Венесуэлы начал вести собственную колонку «Строчки Чавеса» («Las Líneas de Chávez»), которая выходит 3 раза в неделю в 28 венесуэльских газетах, включая такую крупную газету, как «Últimas Noticias». «El Universal» и «El Nacional» отказались публиковать колонку президента. По мнению Уго Чавеса, публикации в газетах станут еще одним оружием в идейной войне. Вполне возможно, Чавес решил заняться публицистикой, подражая своему давнему кумиру — лидеру кубинской революции Фиделю Кастро, который также ведет собственную колонку «Reflexiones del compañero Fidel» в официальной газете «Granma».

Чавесовская колонка должна служить для оппозиционного блока примером мирного обсуждения насущных проблем, без применения всевозможных психологических уловок. Такого мнения придерживается Элеазар Диас Рангель, директор газеты «Últimas Noticias», в которой Чавес опубликовал свою первую статью 28 января 2009 г. Стиль, которым пишет Чавес, доступен для широких масс населения, а также очень убедителен. Статья президента содержала минимум фактического материала (в основном Чавес приводил примеры из истории, связанные с именем Симона Боливара), но она оказывает большое идеологическое влияние, поскольку насыщена элементами, которые традиционно присущи социалистической пропаганде. В первой статье Чавес с глубоким чувством патриотизма говорит о своей любви к родине, беспокоится за ее будущее. По существу, пишет Чавес, он солдат, революционер, и поэтому привык ставить стратегические цели и выполнять их. Он пишет о своих противниках, как о людях, стремящихся превратить страну в колонию, в послушную другим интересам республику. Но таких — меньшинство, «они — антиВенесуэла, антиБоливар, они — отрицание, они — не родина… Те, кто хочет видеть родину, идите со мной! Те, кто пойдет со мной, будет иметь настоящую родину!» [5, 8].

15 февраля 2009 г. на состоявшемся референдуме большинство граждан высказались за предложенные Чавесом конституционные поправки, которые позволяют президенту переизбираться на свой пост неограниченное число раз и увеличивают президентский срок с шести до семи лет. За отмену ограничений на переизбрание высказались 54 % проголосовавших, против — 46 %. Таким образом, Уго Чавес, недавно справивший десятилетие пребывания у власти, сможет выставить свою кандидатуру на предстоящих выборах 2012 г. Если он победит, то останется президентом Венесуэлы как минимум до 2019 г.

Сегодня венесуэльские СМИ, как это ни парадоксально, одни из самых свободных в Латинской Америке. Как государственные, так и частные СМИ сильно ангажированы. Но благодаря их соперничеству аудитория имеет большее разнообразие и возможность выбора, чем где-либо в Америке, включая США, где доминируют олигополии, порой откровенно работающие на «правых» во время выборов, как, например, в Мексике и Коста-Рике, или в Бразилии до 2002 г.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector