Существуют самые различные определения экономической преступности

.

 


Основу теневой экономики как объекта криминологического анализа составляет криминальная форма проявления этих отно­шений — экономическая преступность. В процессе становления рыночных отношений в нашей стране все острее чувствуется на­стоятельная необходимость обращения к накопленному мирово­му опыту борьбы с этим опасным явлением

Понятие «экономическая преступность» (или преступность в сфере экономики) наряду с такими понятиями, как «организован­ная преступность» и «легализация (отмывание) преступниками криминальных доходов», прочно вошло в понятийный аппарат криминологов и практических работников правоохранительных органов

Существуют самые различные определения экономической преступности, однако впервые общественность узнала о ней как о феномене «беловоротничковой преступности» Принадлежит этот образ американскому криминологу Э Садерленду. В 1940 году именно он определил её как комплекс правонарушений, совер­шаемых уважаемыми лицами с высоким социальным статусом в рамках их профессиональных обязанностей и с нарушением до­верия, которое им оказывается

В годы второй мировой войны проблемы черного рынка в США изучал М Клайнард, установивший, что в результате нарушения установленных цен и норм распределения потребители и налого­плательщики понесли финансовые убытки, многократно превы­шающие потери от общеуголовной преступности (1952 г) Позже, преступные действия руководителей предприятий против соци­альных прав своих рабочих исследовал Скотт (1974 г) М Клай­нард и П. Йигер, проанализировав хозяйственную преступность на 582 крупных предприятиях (1980 г), установили, что за период с 1975 по 1976 годы от преступных действий владельцев пред­приятий погибло больше людей, чем от преступлений против жизни, совершаемых отдельными преступниками Известные американские криминологи Р.  Кларк и Э Шур также касались вопросов экономической преступности в своих исследованиях.

Криминологи Г Кайзер и Г Митцгер-Прегицер, исследовавшие преступность внутри предприятий и корпораций, получили данные о том, что 84 % всех уголовно наказуемых деяний на предприятиях приходится   на   преступления   против   собственности (1976 г)

В Швеции известный криминолог и главный директор Совета по предупреждению преступности при Департаменте юстиции Швеции. Б Свеннсон предложил определение экономического преступления как длящегося систематически, наказуемого деяния корыстного характера осуществляемого в рамках хозяйственной деятельности, оставляющей саму основу этого деяния (1983 г)

В 80-е годы эти вопросы неоднократно рассматривались на различных международных конгрессах, в том числе в системе Европейского Совета и Организации Объединенных Наций. Од­нако к единому мнению при рассмотрении данной проблемы уче­ные так и не пришли Особую сложность вызвал вопрос дефини­ции понятия экономической преступности, а при отсутствии чет­кости и единообразия в данном вопросе невозможно решить все вытекающие отсюда сложности с правовым регулированием дан­ной проблемы. Надо отметить, что речь идет лишь об экономико-криминологическом понятии, так как уголовно-правового понятия пока не существует.

Таким образом, повышенная социальная опасность экономи­ческой преступности заключается в негативном влиянии на ин­ституты общества, нарушении установленного порядка функцио­нирования материальной основы государства — экономики

Рассматривая характерные «особенности большинства суще­ствующих подходов к экономической преступности, исследовате­ли выделяют признак того, что данное преступление совершается в процессе профессиональной деятельности. В этой связи неко­торые ученые подразделяют экономическую преступность на два вида

       преступность по роду занятости,

       преступность корпораций (сюда же относят и «беловоротничковую преступность»)

К первому виду авторы относят преступления, совершаемые индивидом для личной выгоды в процессе профессиональной Деятельности, а также преступления, совершаемые служащими против своих предпринимателей. Ко второму виду они относят преступления представителей администрации корпораций, со­вершаемые с целью принести прибыль самой корпорации, а так­же преступления корпораций в целом Рабочая дефиниция «беловоротничковой преступности», которой пользуются правоприменяющие органы США, исходит из того, что это любая нена­сильственная. деятельность, которая в основном охватывает тра­диционное понятие обмана, введения в заблуждение (т е. сокры­тие, манипулирование, злоупотребление доверием, уловки, дей­ствия в обход закона) Начало борьбы с этим явлением в США было положено в 1961 году крупным судебным процессом по применению антитрестовского закона Шермана в отношении 29-и корпораций Особенность в современной оценке явления «беловоротничковой преступности» состоит в том, что, несмотря на расширенное его толкование, принятое в официальных дефини­циях, основу стратегии борьбы с данным явлением в США со­ставляет профилактика преступлений корпораций viкрупных биз­несменов.

В отличие от американского подхода европейские ученые при разработке дефиниции экономической преступности выделяют ее важный признак — совершение преступления в процессе профес­сиональной деятельности. Обязательным также признается факт, что эти преступления носят корыстный характер и совершаются в целях приобретения благ и услуг. В качестве иллюстрации такого подхода можно привести определение «беловоротничковой пре­ступности», разработанное Гюнтером Кайзером — это антиобще­ственное, нацеленное на обогащение поведение, которое лица­ми, занимающими социально-престижное положение, практикует­ся в рамках своей профессии таким образом, что они, при одно­временной предпосылке законопослушного поведения всех ос­тальных, злоупотребляют общественным доверием.

Международный конгресс ООН по борьбе с преступностью 1975 года поставил преступность «белых воротничков» в число наиболее опасных, представляющих своеобразную «форму биз­неса», и сформулировал ее основные черты

   осуществление преступной деятельности в целях получения экономической выгоды;

   связь с определенными формами организации; использование профессиональной или должностной дея­тельности;

   высокое социальное положение субъектов этой преступно­сти;

   обладание политической властью.

Обращаясь сегодня к проблемам России, необходимо отме­тить, что «беловоротничковая преступность» превратилась в од­но из самых широко распространенных явлений, одной из форм которого выступает коррупция властных структур, однако вся полнота социальной опасности этого явления в обществе так и не осознается и должных мер борьбы по искоренению не осуществ­ляется

Ключевым критерием отнесения того или иного противоправ­ного деяния к разряду экономических преступлений выступает объект посягательства. В этой связи в западной криминологии наряду с понятием экономической преступности широко исполь­зуется и понятие «хозяйственная преступность», которая опреде­ляется принадлежностью преступления к соответствующей сфе­ре деятельности, в которой оно осуществляется, и особенностя­ми совершения Другими словами, в одном случае при подразде­лении на виды берется специфический субъект преступления (преступность по роду занятости, либо преступность корпораций), в другом — сфера деятельности, либо объект посягательства.

Объектом посягательства таких преступлений является эко­номика государства в целом, либо ее отдельные секторы, а также частнопредпринимательская деятельность. Кроме того, ущерб может быть причинен группам граждан (потребителям), если же вред причиняется отдельным индивидам, то такие преступления уже не относят к экономическим (к примеру, мошенничества или посягательства на частную собственность), они относятся к общеуголовным. В сфере частного бизнеса, кроме того, можно вы­делить и такой элемент, как злоупотребление доверием, так как он часто встречается в преступлениях корпораций, где нарушает­ся принцип свободной конкуренции, основанной на доверии.



Ссылка на основную публикацию