Уже в конце 1991 года в Минске были подписаны соглашения о совместных вооруженных силах и пограничных войсках

Уже в конце 1991 года в Минске были подписаны соглашения о совместных вооруженных силах и пограничных войсках. Предполагалось, что страны-члены СНГ создадут объединенные вооруженные силы. Одним из первых рабочих органов Содружества стал Совет министров обороны с секретариатом и штабом по координации военного сотрудничества. Однако вскоре от этого плана пришлось отказаться, и 15 мая 1992-го Россия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан подписали в Ташкенте Договор о коллективной безопасности, который после ратификации всеми сторонами вступил в силу 20 апреля 1994 года. Несмотря на то, что Азербайджан фактически находился в состоянии войны с Арменией, 24 сентября 1993-го он присоединился к договору, а в декабре его примеру последовали Грузия и Белоруссия. Правда, один из важнейших оборонительных форпостов — Прибалтика — был утрачен с самого начала.

Одновременно Москва стремилась возможно быстрее и прочнее привязать к себе страны Содружества экономически, необратимо скрепить их с российским хозяйственным организмом. Этим объясняются постоянные попытки наперекор объективным возможностям ускорить интеграционные процессы. И чем больше трещин появлялось на политическом и военно-стратегическом пространстве СНГ, тем настойчивее пробовали сцементировать экономическое.

 Другой неприятный сюрприз, с которым столкнулась Россия вскоре после обретения ею суверенитета и начала рыночных реформ, — это неожиданный обвал производства готовых изделий, особенно в машиностроении, системообразующей отрасли промышленности. Если за 1990-1996 годы промышленное производство в целом упало на 52,3 проц., то производство химических продуктов — на 61,3, машиностроение и металлообработка — на 67,5, а легкая промышленность — даже на 87 процентов. Основной причиной столь катастрофической динамики было низкое качество готовых изделий, которые находили сбыт лишь в условиях принудительного распределения инвестиционных товаров по разнарядкам Госснаба и жесткого протекционизма, ограждавшего советскую экономику от иностранных конкурентов. Конечно, о низкой конкурентоспособности готовых изделий (кроме военной техники и некоторых видов оборудования для оборонных предприятий) было известно давно, однако такого краха никто не ожидал. Он показал, что Россия вполне может оказаться на обочине мировой экономики и превратиться в топливно-сырьевой придаток ее индустриального ядра.

Когда командно-распределительная экономика рухнула, на рынки России и других стран СНГ хлынули несравненно более качественные готовые изделия из «дальнего зарубежья». В открытом «бою» отечественные товаропроизводители были разбиты наголову и в панике отступили. Возникла опасность утраты целых отраслей обрабатывающей промышленности со всеми вытекающими негативными геоэкономическими, социальными и внутриполитическими последствиями.

Чтобы спасти обрабатывающую промышленность от краха, нужно было обеспечить адекватную тарифную и иную таможенную защиту не только внутреннего рынка России, но и давно освоенных отечественными предприятиями рынков остальных стран Содружества. Ведь в 1990-м Россия отгружала туда около 14 проц. своей промышленной продукции, в том числе 11,4 проц. изделий легкой промышленности, 12 — лесной и деревообрабатывающей, 15,5 — машиностроительной и 22,1 проц. — химической. С началом рыночных реформ в других странах СНГ и либерализацией их внешнеторгового режима готовые изделия из «дальнего зарубежья» пришли и на их рынки, вытесняя оттуда российские товары. Словом, требовалась «круговая оборона» в масштабах всего Содружества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector