О пастырях

В чём его сила? Думаете, в обмане? Нет, в мамоне. В чём его власть над нами, в могуществе? Нет, в том, что мы мир возлюбили. Вот он и властвует над нами, потому что мы всё это любим и уважаем. Женихи так не любят своих невест, как мы мир. А кто любит мир и мамону, будет ссориться с властями?

Это сейчас они такие респектабельные: с дипломатами и мобильниками, с собственными самолётами и вертолётами, банками и корпорациями, органами и центрами, целые государственные структуры могут принадлежать одному и работать на одного. А тогда они были в шинелях и кожанках с портупеями, окружённые красноармейцами и рабочими, заражённые бредом мировой революции. Они бы её и свершили, Бог только не дал, — и вы этих самозванцев зауважали. Одно слово: большевизм, побоялись большинства, отошедшей от Бога массы, как будто Бог нам дал не духа силы и любви, а духа страха (2 Тим. 1, 7).

Вот твой новый жених, Россия! Отвергла Христа и обезумела от этих кожанок. Вот ваш новый свет, пастыри, отвергшие Самодержавие и «просветившиеся» марксизмом-ленинизмом, а теперь молча просвещаетесь глобализмом с его кодами, картами, чипами. Тогда вы предали Государя, а теперь предаёте Россию и народ.

Вам дан ключ разумения, и вы молчите, вы как «красные попы», как большевики в рясах, которые знали, что коммунизм приведёт в ад, и молчали, знаете и сейчас, к чему приведут номерки, паспорта, электронный контроль. Знаете и словно онемели, не можете не то что по-пастырски, а просто по-человечески сказать: люди добрые, остановитесь, не берите этого ничего, это всё обман и погибель!

Это о вас Господь сказал: «Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко затворяете Царствие Небесное пред человеки, вы бо не входите, ни входящих оставляете внити» (Мф. 23, 13). Ни в проповедях, ни в газетах, ни в листовках, за редчайшим исключением не слышно голоса пастырской правды. Наоборот, только и раздаются призывы брать паспорта и номерки, начиная от Патриарха до рядового священника. Воистину хуже наёмников! Паства всё это принимает, веря вам, и поклоняется антихристу, а вы ещё утешаете: берите и не бойтесь, это такая же техническая необходимость как на паровозах ездить!

Да когда появились паровозы, против них шли крестными ходами, потому что предвидели, что это приведёт к антихристу и его печати, сделает нас рабами своей же техники, её номерками. Они духом это переживали, а мы теперь берём и не страшимся. От нас ни предостережений, ни воззваний, ни крестных ходов, ни молитв, ни чинов на разрушение этого брюссельского «Зверя», — ничего не слышно. Наоборот, погрязли в голубых его дисплеях, и уже не столько с амвона, сколько с Интернета говорим о Евангелии, да о Христе. Он и явится там, только какой?

Вся ваша праведность заключается в том, что вы умеете пышно служить, да внушительно благовествовать на простые евангельские темы, но о политике ни слова. Вы так закоснели от своих же лозунгов, что принцип «Церковь вне политики» или «бойтесь пострадать за политику» стал для вас фундаментальным, когда жизнь касается власти и государства. «В старину, — говорит старец Паисий, — если кто-то из благоговейных монахов тратил время, заботясь о положении дел в мире, то его надо было запереть в башню. Сейчас наоборот: благоговейного монаха надо запереть в башню, если он не интересуется и не болеет за то состояние, которое возобладало в мире» .

Сказано яснее ясного. Монахов — «в башню», а пастырей ныне надо из сана извергать за равнодушие и боязливость к тому, что происходит в стране. Россия в ад идёт, по телевидению открыто заявили, что в 2006 г. будет всеобщая паспортизация, Путин даже проговорился, что на Совете принято решение о чипизации населения, а вы как «гробы повапленные» (Мф. 23, 27) всё никак не можете вылечиться от помпезности, грандомании, щёгольства, пышности, торжественности. Сказать, что Церковь вне политики – это всё равно, что сказать: Церковь безразлична к гражданскому образу жизни, — именно так переводится с греческого это слово (πολιτεία).

Вы стали толстолобыми и непробиваемыми, к голосу братской Элладской Церкви, на десять лет ранее нас вынесшей по вопросу о глобализации, электронных паспортах и кодах совершенно определённое категоричное мнение, не прислушиваетесь, и вы всё делаете для того, чтобы только души не хотели идти на крест. А как же нам тогда спастись?

Раньше любили крест, потому и шли на него. Когда в 1933 году проводили всеобщую паспортизацию, очень многие отказывались брать эти сатанинские документы. Христиане предпочитали смерть, чем поклониться этой власти. Жиды это знали и предварительно создали искусственный голод, ввели карточную систему, а карточки выдавали только по паспортам. В те 1932-1933 годы умерло от 10 до 20 миллионов человек. Вот такие мужественные были. А сейчас никакого голода не нужно, мы согласны на всё, лишь бы не проголодаться и только б не на крест.

У Престола не хватает мучеников и Господь жаждет пополнить их число, а вы руками и ногами благословляете эту власть, лишь бы не гонения. Святые нам говорят: «Телесная бо мучения — веселия суть рабом Твоим» , а вы идёте на всё, только бы не обострять отношения ни с кем. А что дальше молчать-то, ждать, пока тебе на лоб печать поставят и станут понукать? В паспортах Евросоюза личный код ставится лазером пока что на лоб фотографии, чтобы потом сигануть на переднюю часть балды каждого из нас. Пока только мистически штампуют, а потом реально лоб будем подставлять, и будет наша голова уже не головою, а настоящею балдою.

Сейчас как никогда надо быть храбрыми, решительными и мужественными, а вы храбры только искривлять слова старцев об этой системе, епитимьи давать, да налагать совершенно неканонические прещения на тех, кто с вами не согласен. Вами овладел страх смерти, потому что «не находясь в духовном состоянии человек трусит» .

Что это за вера, которая не только не способна отдать жизнь за истину, но и боится сказать правду о ней? В 1917-м «большинства» побоялись, а теперь у вас стало вообще всё просто, одна задача в голове: как возродиться. А какой это ценой вам и России обернётся, вы и не думаете. Правильно сказал старец Паисий, что из вас «большинство только для парада и годится» . Вот вы и закрутились, только не то и не с того конца начали возрождать. Вы забыли предупреждения Святых о том, что когда дадут свободу, не спешите храмы возрождать, спешите души спасать?

Лавре в конце июля 2005 года сгорел притвор Успенского собора. Горел, будь здрав! Что даже от надписи на фронтоне «ведомому Богу» слово «ведомому» сгорело и осыпалось, а «Богу» осталось. Разве храмы горят просто так? Это знамение за увлечение монахами мирским. Вот и подумайте, какому Богу мы стали покланяться? Тому, Которого перестали ведать. Извратили вероучение в области эсхатологии, перевернули предупреждение Святых, и выпустили брошюрки в которых, оказывается, и архимандрит Кирилл (Павлов) благословляет номерки и отец Николай Гурьянов тоже. Воистину «Бога исповедуют ведети, а делы отмещутся Его» (Тит. 1, 16).

Вот ты и чахнешь, Россия, с ног до головы вся в язвах и живого места нет на тебе, и твои пастыри ничего не могут с тобой поделать, потому что: что ты, что они – одной «старой закваски» (1 Кор. 5, 7), дряхлой, негодной никуда. Бог тебе дал свободу, чтобы ты одумалась и покаялась, убелилась брачными одеждами чертога Сына Его, ибо близ пир и веселье, и всё готово к встрече Жениха. Святые пристально смотрели на тебя и молились, всё Небо воздыхало ко Творцу, зная, что вместе с твоим воскрешением весь мир восприимет богатство благости. И это непременно было бы, если бы пастыри твои призвали тебя к покаянию и сказали о тебе правду.

Но… произошло другое, дал Бог свободу и каждый занялся самим собой: пастыри — золочением и прочей возрожденческой суетой, а ты, Россия, своими смешными реформами, от которых мы нескольких десятков миллионов не досчитываемся. А правду так никто и не говорит. И поныне ни покаяния, ни даже осмысления, так и не поняли: что же надо было возрождать!

С падением советов и развалом Союза, когда мы стали абсолютно свободными и никем не принуждаемыми, кроме собственных страстей, когда этот «вавилон» кончился, мы как гадаринские свиньи предпочли остаться в прежнем хлеву раболепства и заискивания, нисколько не гнушаясь властью, сменившей своё обличье и тактику. Мы сами, — никакой «уполномоченный» нас не заставлял, — стали принимать от неё подачки, документы, комплементы, поздравлять друг друга с развалом Союза, стали называть её своей, народной, и за общей шумихой кремлёвских встреч и реверансов закрыли на действительность глаза, втянулись в новый спектакль.

Мы забыли, что на её совести безвременно ушедшие приснопамятные митрополит Иоанн (Снычев), схиигумен Иероним (Верендякин), митрополит Антоний (Мельников), митрополит Николай (Ярушевич) и многие-многие другие светила и исповедники нашего времени. Её «руки полны крови» (Ис. 1, 15), она и сейчас готова расправится с тобой, Россия, с твоим народом и с твоей Церковью, у неё готовы лагеря и списки, и каждый на учете.

Мы забыли 1991-й, 1993-й, забыли, что она тебя, Россия, тысячекратно убивала, распинала, обокрала и несёт эти ворованные деньги твоим прельщённым пастырям. Вы, пастыри, вновь своими руками осуществили принцип анархистов «грабь награбленное!» Кому строим, батюшки? Антихристу храмы. Чьими руками? Теми, которыми делали революцию. А какой ценой? Ценой забвения нашей истории и попрания памяти всех умученных сотен тысяч исповедников, не поклонившихся этой сатанинской власти и не принявших от неё никаких документов, никаких благ. Они остались Христовыми и подданными Государя, а не её гражданами, а мы с кем сейчас остаёмся? С теми, кто ещё недавно надеялся увидеть по телевизору последнего попа?

Так чего же вы боитесь, смерти за Христа или правду сказать? Как вы без креста хотите спастись? Или вы забыли предупреждение апостола: «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (Откр. 12, 12)? У нас нет выбора, нам не оставлено времени для духовного возмужания, чтобы когда-то, потом, лет десять спустя, укрепившись верою идти на крест. Потом не будет, либо мы сейчас вступаем в брань и получаем венцы, либо погибаем навеки.

Да, с развалом Союза наступила новая эпоха человечества, эпоха диктата антихриста. Это его дух буквально ошеломил народы и люди в безумии стали строить новый мир, свой персональный электронный концлагерь, и мы, оставив чтение Апокалипсиса, принялись совместно с властью за новую Вавилонскую башню. Симфония? Нет, диумвират, власти в гражданской сфере, а пастырей в духовной, и представлена нам эта картина совершенно чётко и наглядно в Откровении в образе жены, восседающей «на звере багряном, преисполненном именами богохульными» (Откр. 17, 3).

Зверь – это твоя сегодняшняя власть, Россия, а жена – это твоя Церковь с законопослушными попами, и ты красная, и они всё те же красные. Только тогда не церемонились, пугали и предлагали в глухих кабинетах подписку о сотрудничестве, а ныне всё демократичней и современней, по-европейски: распоряжениями, деньгами, фондами. Раньше в тайне доносили, а теперь открыто благословляете, рука об руку связаны, и одним миром мазаны. И до того это дошло, что пастыри твои перещеголяли даже власть, любых толстосумов.

Некоторые из них сами стали олигархами, как звёзды сияют в деловом мире, не стыдясь заявляют (митр. Кирилл Гундяев), что Церковь, как и любая другая структура, должна заниматься бизнесом, призывают результаты грабительской приватизации сделать незыблемыми и даже разделить политическую и экономическую власть .

А что это означает? Власть доллара сделать неограниченной! Вот и восседают в алтарях на горнем месте с митрами, панагиями и регалиями современные оборотни с крокодильими аппетитами, делая из Невесты Христовой посмешище и ширму для своих финансовых делишек и экуменических трюков. Достойные наследники первосвященников, книжников и фарисеев, о которых Господь сказал: «Ваш отец диавол» (Ин. 8, 44), потому что там, где мамона, не то, что пастырского — ничего Христова не может быть.

Так и стал продолжаться общероссийский спектакль, в котором власть стала играть в демократию и дикий рынок, а пастыри твои, Россия, делать вид, что всё происходит правильно, по заповедям. И не было голоса правды, и народ твой ничего не мог понять, так и ложится на всех нас эта потомственная слепота.

Овца знает своего пастыря по голосу, так и всякий человек, живущий духом Христа, поймёт, что эти слова — правда от Него. Голая, ничем не прикрытая правда, оплёванная насмешками, взнузданная содомскими грехами, осквернённая стяжательством, вероотступничеством и нечистыми деньгами. Если бы ей можно было придать какой живой облик, в ней бы ничего не было не то что человеческого, но даже скотского. Так мы её обезобразили.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector