ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ АТТИТЬЮДОВ И УСТАНОВОК В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Филиппова С.А., Екимова В.И.

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого; д.психол.н., профессор Московской академии образования университета Натальи Нестеровой

Гендерные исследования на сегодняшний день являются одной из актуальных отраслей психологических знаний. Изучение феноменов «мужского» и «женского» с позиций современной психологии предполагает определение места традиционных культурных представлений о психологических качествах и нормах поведения мужчин и женщин в социально-экономических условиях динамично развивающегося общества. На современном этапе четкое разделение по признаку пола в общественной и частной жизни является проблематичным: личность в процессе своего развития испытывает на себе влияние социальной среды, для которой в современных условиях характерным является сглаживание строгого дуализма в определении специфики полов, но при этом невозможно отрицать существование специфических, генетически и социально обусловленных черт и социально-психологических характеристик, отличающих мужчин и женщин.

Предпринятое исследование позволило выявить особенности гендерной идентичности юношей и девушек 16-19-ти и 20-22-х лет по ряду критериев, в том числе: «Психологический пол», «Гендерные аттитьюды» и «Гендерные установки» [1].

Характеризуя особенности гендерной идентичности юношей и девушек, мы сочли целесообразным проведение анализа функциональных связей между показателями гендерной идентичности как внутри выделенных критериев, так и между ними.

Несмотря на то, что психологический пол рассматривался нами как один из центральных показателей гендерной идентичности, структурно- функциональный анализ не выявил устойчивых связей данного критерия с другими рассмотренными показателями. Значимые показатели сопряженности были обнаружены по критериям «Гендерный аттитьюд» и «Гендерная установка».

Проведенное нами исследование показало, что юноши и девушки 16-19-ти лет проявляют стремление к независимости от партнера в сфере гендерных установок. У более взрослых юношей (20-22-х лет) на первый план выходит установка на индифферентность по отношению к противоположному полу, а у более взрослых девушек усиливается склонность видеть в партнере опору. Гендерные аттитьюды юношей и девушек преимущественно нейтральны, при этом, для девушек эмоционально-положительное и эмоционально-значимое восприятие партнера характерно в большей степени, чем для юношей.

Анализируя связи гендерных установок и гендерных аттитьюд ов, мы обнаружили ослабление между двумя критериями у юношей и усиление этих связей у девушек. То есть, по мере взросления отношение юношей к противоположному полу становится менее зависимым от гендерных установок, а у девушек, напротив, эта зависимость с возрастом усиливается.

У юношей 16-19-ти лет гендерная установка «Независимость» образует отрицательно связанные диады: «Независимость — индифферентность» (-0,65) и «Независимость — опора» (-0,30). Чем выше показатели независимости у юношей, тем слабее проявляется у них индифферентное отношение к противоположному полу и тем менее они склонны воспринимать партнера как опору. При индифферентной установке юноши склонны воспринимать девушек как малоценный объект. В свою очередь, гендерные аттитьюды «Малоценный объект», «Романтический объект» и «Непонятный объект» образуют отрицательно связанную триаду: «Малоценный объект — Непонятный объект» (-0,51), «Романтический объект — Малоценный объект» (-0,37) и «Романтический объект — Непонятный объект» (-0,37). Чем более малоценными юноша считает представительниц противоположного пола, тем более понятными и менее романтическими они для него являются.

Таким образом, установка на независимость является для юношей необходимой для позитивной гендерной идентификации. При ее снижении они стремятся демонстрировать индифферентное и обесценивающее отношение к противоположному полу.

Сходные тенденции проявляются и у девушек 16-19-ти лет. При этом ключевая установка на независимость, образует у девушек более сложную, чем у юношей, плеяду. Являясь доминирующей, она отрицательно связана с установками на: «Индифферентность» (-0,42), «Изоляцию» (-0,42), «Притяжение» (-0,29) и «Опору» (-0,50).

Взаимосвязь гендерных установок и аттитьюдов у девушек, в отличие от юношей исчерпывается единственной положительной связью: «Индифферентность — Малоценный объект» (0,45), то есть, чем большую индифферентность девушки демонстрируют по отношению к юношам, тем более они склонны к обесцениванию партнера. Также в данной группе обнаружена триада отрицательных связей: «Романтический объект — Малоценный объект» (-0,37), «Романтический объект — Непонятный объект» (-0,64) и «Малоценный объект — Непонятный объект» (-0,28).

У юношей 20-22-х лет связи между критериями «Гендерный аттитьюд» и «Гендерная установка» отсутствуют, что свидетельствует об ослаблении влияния гендерных установок на отношение юношей к противоположному полу. Одновременно конкуренция между двумя доминирующими установками: «Независимость — Индифферентность» еще более усиливается (-0,74), и отношения в триаде аттитьюдов «Малоценный — Романтический — Непонятный объект» остаются устойчивыми.

В свою очередь, у девушек 20-22-х лет появляются устойчивые связи между показателями гендерных установок и аттитьюдов, как положительные: «Притяжение — Сверхценный объект» (0,56), «Изоляция — Отвергаемый объект» (0,49), «Изоляция — Малоценный объект» (0,47), так и отрицательная: «Индифферентность — Романтический объект» (-0,48). Таким образом, притягательность партнера у девушек способствует его идеализации, а склонность к изолированности провоцирует отвержение и снижение его ценности.

Установка на независимость теряет свою доминирующую позицию, хотя и продолжает оказывать сдерживающее влияние на индифферентное отношение девушек к юношам и поиск в них опоры. Следует отметить также усиление функционального значения гендерного аттитьюда «Романтический объект», который тем более выражен, чем менее индифферентно отношение девушек к юношам.

Нами были обнаружены как гендерные различия, так и возрастная динамика структурно-функциональных связей между гендерными аттитьюдами и гендерными установками юношей и девушек обеих возрастных групп. Так, у юношей с возрастом отмечается ослабление взаимного влияния данных критериев, тогда как у девушек, наоборот, — их гендерные установки с возрастом усиливают свое влияние на отношение к противоположному полу. Доминирующей гендерной установкой как юношей, так и девушек первой возрастной группы является «Независимость». Усиление независимости юношей подавляет выраженность индифферентности и склонности видеть в партнере опору. У девушек же установка «Независимость» образует более сложную систему связей с другими гендерными установками.

Кроме того, стоит обратить внимание на характер функциональных связей между критериями «Гендерная установка» и «Гендерный аттитьюд». Так, у юношей первой возрастной группы характер включенных в связи показателей может быть в целом охарактеризован как нейтрально- негативный. Снижение заинтересованности и усиление индифферентности юноши по отношению к девушке уменьшает эмоциональную ценность партнерши, повышение интереса, в свою очередь, усиливает значимость партнерши. Агрессивная установка предполагает осуждение партнерши, склонность замечать только отрицательные свойства личности и поведения, и наоборот, снижение агрессии снижает склонность к осуждению. С ростом изолированности у юношей повышается интерес к противоположному полу как к сексуальному объекту, и хотя данный аттитьюд, в целом, является эмоционально-положительным, в сочетании с установкой «Изоляция» он может рассматриваться как склонность к одностороннему и ограниченному восприятию лиц противоположного пола. Как отмечалось выше, в более старшем возрасте связей между вышеперечисленными показателями отсутствуют.

У девушек, в отличие от юношей, количество связей между критериями «Гендерная установка» и «Гендерный аттитьюд» увеличивается с возрастом: если у девушек 16-19-ти лет взаимное влияние данных критериев исчерпывалось связью «Индифферентность — Малоценность», то в более старшем возрасте взаимовлияние критериев представлено большим количеством показателей, носящих нейтральный, негативный и позитивный характер. Так, снижение индифферентности девушек второй возрастной группы провоцирует романтизацию партнера, тогда как повышение безразличия нивелирует романтический аттитьюд. Установка на изоляцию во взаимоотношениях усиливает склонность к отвержению партнера и снижению его ценности, и наоборот, уменьшение изолированности девушек способствует принятию личности партнера и повышению его значимости.

Усиление притягательности взаимоотношений с противоположным полом у девушек, значительно повышает ценность партнера, формируя восприятие его как сверхценного объекта.

Обобщив результаты анализа структурно-функциональных связей между показателями гендерной идентичности, следует отметить, что установка на независимость по отношению к лицам противоположного пола является необходимой для позитивной гендерной идентификации студентов. При ее снижении студенты 16-19-ти лет стремятся демонстрировать индифферентное и обесценивающее отношение к противоположному полу; в связях между тендерными аттитьюдами у юношей и девушек 16-19-ти лет мы обнаружили отрицательно коррелирующую триаду «Романтический — Малоценный — Непонятный» объекты: чем более малоценным юноша или девушка считает представителя противоположного пола, тем более понятным и менее романтическим он для них становится. При этом, у юношей данная связь продолжает существовать и в более старшем возрасте, а у более взрослых девушек склонность к романтическому восприятию партнера способствует его пониманию, не влияя при этом, на его ценность; характер включенных в связи показателей гендерных аттитьюдов и установок у юношей первой возрастной группы нейтрально-негативный; с возрастом эти связи исчезают. У девушек же, напротив, количество связей между гендерными аттитьюдами и установками увеличивается, причем носят они как позитивный и негативный, так и нейтральный характер.

Литература:

1. Романова Н.М. Тест «Рисунок мужчины и женщины» // Журнал прикладной психологии. — 2004. №3. — С. 38-44.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector