Народ мешает заботиться о его благе

Вчера Государственная Дума одобрила в первом чтении проект нового закона о митингах и демонстрациях. Документ поддержали 294 депутата, 137 проголосовали против, один воздержался. Согласно этому закону, недопустимыми объявляются любые общественные акции вблизи резиденций государственной власти, иностранных посольств и «опасных объектов». Запрещается также проводить демонстрации в форме, противоречащей «нравственным устоям». При этом организаторы общественных акций любой степени массовости должны представить властям планы обеспечения общественного порядка и медицинской помощи – данное требование относится к любым пикетам, которыми, согласно новому закону, считается акция с участием даже одного человека, имеющего средства наглядной агитации.

Пять лет назад именно в эти дни в Москве проходила, возможно, самая долгая, при этом самая неорганизованная, самая задорная и притом самая мирная массовая демонстрация – закидывание яйцами американского посольства в дни бомбежек Югославии. На ней орали «Клинтону гондоны – Сербии патроны», «Эс-Триста!» и что-то еще – кричалки менялись стихийно в зависимости от того, что кому придет в голову. Туда приезжали разного рода политики и что-то говорили, но их особо не слушали, а слушали запускаемые через громкоговоритель сербские народные песни. Мимо ехали водители и дружно нажимали на клаксоны. Люди приходили туда совершенно неорганизованно – то есть потому что хотелось. Наблюдавшиеся там картины вызывали в памяти «Великое водяное перемирие» — в одних рядах мирно стояли скинхеды и растаманы, фанаты ЦСКА и фанаты «Спартака». Все знали, что сегодня есть нечто важное, что их объединяет – причем, вовсе не антиамериканизм, а небывалое ощущение, что неожиданно появилась большая правда, которая на нашей стороне.

Год назад тоже примерно в это время около американского посольства прошел другой митинг. Он длился всего несколько часов, был абсолютно организованным и согласованным. Организовала его «Единая Россия», которая решила выступить против войны в Ираке. Эксцессов на митинге не было. Никакие противоправные действия не совершались. Яйцами и чернилами в сторону посольства никто не кидался. Участники внимательно слушали, как муфтий Таджутдин, помавая саблей, объявлял джихад Соединенным Штатам. Потом выяснилось, что именно в этот день американские войска вступили в Багдад и свергли Саддама Хусейна. После этого действо у посольства приобрело совсем уж анекдотический вид, и о нем постарались забыть как можно скорее. Судя по всему, «Единая Россия» — единственная фракция, поддержавшая закон о митингах — намерена сделать все, чтобы подобное не повторялось никем и никогда.

Законно митинговать гражданам теперь будет дозволено лишь вдали от глаз властей, посланцев иностранных держав, а также, судя по всему, им не будет разрешено выражать протесты около АЭС, комбинатов и иных объектов, подпадающих под определение «опасных» — вероятно, на всякий случай решено застраховаться и от «зеленых» и прочих экологов. В остальном же – ради Бога, собирайтесь и выражайте свои протесты кому хотите и зачем хотите – для митинга в дозволенных местах по новому закону будет достаточно даже уведомления. Правда, согласно другим нормам закона, данное уведомление представители власти имеют право не принять (например, посчитав, что при пикете не организовано обеспечение пикетчиков срочной медицинской помощью). И тогда незапрещенная акция вроде бы все равно будет считаться незаконной.

Неизвестно, о чем думали депутаты (имеющие официальное определение народных), однако, наверное, нельзя было более ярко и демонстративно выразить главное настроение всей нынешней власти: мы делаем тут наше государственное дело, а потому нечего кому ни попадя мозолить глаза серьезным людям.

Разумеется, никому и в голову не придет говорить, что нынешние пикеты «яблочников» или комсомольцев у стен Государственной Думы или демонстрации красных бабушек у провинциальных губернаторских резиденций представляли хоть какую-то серьезную угрозу властям. Так же, как и утверждать, что забрасывание краской нацболами  латвийского или туркменского посольства представляет угрозу государственным интересам России. Но нынешний закон продиктован не государственной необходимостью, а бессознательными реакциями нынешнего единороссовского депутатского корпуса, их коллективным представлением о том, что такое власть и как она должна выглядеть. Сбывается мечта Бориса Грызлова о порядке в стране, которую он озвучил в предвыборных роликах. Порядок — это когда все заняты своим делом: одни — депутаты — заботятся о народе; другие — народ — внимают руководящим указаниям и делают, что положено.

При этом, если отвлечься от новой мифологии власти, то единственное автоматически вытекающее из нового закона следствие – резкое расширение в России зоны неформальной политической активности. Теперь под определение таковой будет подпадать плакат любого содержания перед Госдумой или на Красной площади. Государство все более и более старается отделить себя от «несерьезного» и «занимающегося дурью» общества – что ж, это его выбор. Чем бы он ни был продиктован, все это очень напоминает положение коммунистической власти в ее последние годы – со многими вытекающими отсюда последствиями, в частности, многотысячными митингами, требующими эту власть отправить куда подальше.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector