Концептуальное исследование роли государства в бюджетном праве

О сущности и роли государства в регули­ровании общественных отношений тысячеле­тиями дискутируют юристы, философы, поли­тики, социологи, экономисты, представители других профессий. Государство в их трудах и размышлениях предстает как организация пуб­личной власти, необходимый компонент поли­тической и экономической системы, порабо­титель народов, душитель прав и свобод, сред­ство для реализации разных по природе и це­лям личных либо групповых амбиций и т. д. и т. п. Вместе с тем, не так часто встречаются ра­боты, в которых государство представляется как субъект национального права и правоотно­шений. Слишком уж сложна в данном случае задача исследователей — раскрыть заявленную тему, избежав при этом ошибок и противоре­чий, — именно в силу множественности тео­рий, концепций, мнений.

Л.Л. Бобкова пошла на определенный риск, но он, на наш взгляд, в данном конкретном слу­чае является вполне оправданным. Ее работа по­священа роли государства как субъекта не просто права, а именно бюджетного права, которое яв­ляется ключевым элементом финансовой систе­мы России. Без надлежащей реализации бюд­жетных норм невозможна жизнедеятельность об­щества и немыслимо функционирование са­мого государства, образующих его федеративных единиц и муниципальных образований.

Содержащиеся в рецензируемой книге по­ложения и выводы базируются на глубоком изучении действующего законодательства и практики его применения (в том числе Кон­ституционным Судом РФ), трудов известных специалистов в области теории государства и права, конституционного, административного, финансового, налогового права и представите­лей иных отраслей юридического знания. В ней проанализировано понятие государства и дана общая характеристика его правосубъект­ности, раскрыто понятие государственной компетенции, а ее теоретические аспекты удачно спроецированы на компетенцию Рос­сии и субъектов Российской Федерации в об­ласти бюджета. Обоснованно, мотивированно, комплексно выделены механизм, проблемы и перспективы реализации указанной компетен­ции. Как следствие, монография представляет большой интерес для наделенных исследова­тельской жилкой ученых, преподавателей, ас­пирантов, студентов, а также практических ра­ботников, участвующих в конкретных бюджет­ных правоотношениях.

Не вызывает возражений анализ автором особой роли субъекта права для всех правовых наук, поскольку речь идет о системе понятий и соотношении отдельных элементов разветв­ленной системы субъектов права. Только в та­ком ракурсе можно дать классификацию субъ­ектов права, подчеркнуть роль в данной систе­ме отдельных видов субъектов, показать их со­отношение с категорией «субъекты правоотно­шения», выделить в этой связи значение госу­дарства не только в финансово-бюджетных, но и в административных, гражданских, семей­ных, трудовых, экологических правоотношени­ях, подробно охарактеризовать суверенитет как важнейший признак государства.

Наибольший интерес вызывает глава, по­священная механизму и гарантиям реализации государственных бюджетных полномочий, по­скольку она основана не только на анализе за­конодательства, но и на правоприменительной практике различных органов государственной власти, в том числе в субъектах Российской Фе­дерации. Можно согласиться с авто­ром в том, что гарантии делятся на экономичес­кие, политические и юридические, которые соот­ветственно обеспечивают экономическую ста­бильность в стране, реализацию бюджетных пол­номочий при утверждении бюджетов и надлежа­щее исполнение бюджета, должны действовать на каждой стадии бюджетного процесса.

Вместе с тем, работа не свободна от дис­куссионных положений. В частности, опреде­ляя отраслевую (статусную) принадлежность бюджетного права, Л.Л. Бобкова рассуждает о нем как о подотрасли финансового права  и, соответственно, о финансовом праве как от­расли права, не учитывая при этом, что в науке финансового права по данным во­просам нет единодушия. В этой связи важно подчеркнуть, что финансовое право не имеет собственного метода правового регулирования, пользуется совокупностью методов ряда фун­даментальных отраслей права (конституцион­ного, административного, уголовного, граж­данского). Исходя из этих соображений, пред­почтительнее говорить о финансовом праве только как о межотраслевом правовом инсти­туте (нормативном комплексе), т. е. совокуп­ности юридических норм, закрепленных в раз­личных отраслях законодательства и регулиру­ющих отношения в связи с созданием, хране­нием и использованием денежных фондов. В данном комплексе бюджетное право может
быть только одним (пусть и важнейшим) пра­вовым институтом, регулирующим финансово- бюджетные отношения.

Наибольший интерес в полемическом пла­не вызывает сама концепция автора моногра­фии о том, что субъектом права (в данном слу­чае финансового и бюджетного) является именно государство. Если проанализировать изложенные в этой связи доказательства, то можно наблюдать многочисленные противоре­чия и нестыковки. Так, на с. 5 автор в катего­ричной форме утверждает, что финансовое право рассматривает государство как домини­рующего субъекта права. Но уже на с. 17 пи­шет, что в финансовом праве государство — один из основных субъектов права, т. е. один среди многих. Так доминирует государство или стоит в каком-то перечне?

Дальше автор заявляет, что только госу­дарство осуществляет правомочия собственни­ка и выступает в качестве носителя власти в отношении финансовых ресурсов. Однако, согласно ст. 3 Конституции России, носителем суверенитета и единственным ис­точником власти в Российской Федерации яв­ляется ее многонациональный народ; народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (как мы ви­дим, речь идет не о государстве, а об органах власти, в том числе муниципальных). Почему же только государство — носитель власти, пусть даже и в отношении финансовых ресурсов?

Обосновывая свою концепцию, Л.Л. Бобкова рассуждает также об имущественной от­ветственности государства и приводит в пример случаи обращения взыскания на государствен­ную казну. Но от имени казны в ус­тановленных Гражданским кодексом Россий­ской Федерации и Бюджетным кодексом Рос­сийской Федерации в таких случаях выступает не государство, а соответствующий финансо­вый орган (от имени федеральной казны — Минфин России как главный распорядитель средств федерального бюджета). Кроме того, вопрос об ответственности является настолько сложным, что его нельзя раскрыть мимоходом на нескольких страницах. Это — тема отдель­ного исследования.

Механизм реализации бюджетной компе­тенции Российской Федерации и субъектов Российской Федерации Л.Л. Бобкова раскры­вает через реализацию бюджетных полномочий именно компетентными органами, а не госу­дарством непосредственно.

В монографии не приведено ни одного примера непосредственного участия государст­ва в правоотношениях в целом и бюджетных правоотношениях в частности. И немудрено, так как любой национальный правовой акт раз­рабатывает, рассматривает соответствующий орган власти, а подписывает (обнародует) выс­шее должностное лицо. Любое действие внутри страны совершается не государством, а тем или иным его органом либо должностным лицом.

Есть только один пример, когда государст­во выступает самостоятельным субъектом, — в международном праве. Государство как субъ­ект международного права выступает от своего имени на международной арене, заключает международные договоры, несет международ­но-правовую и иную ответственность за нару­шение общепризнанных принципов и норм международного права. Даже если от имени го­сударства в этих случаях действует высшее должностное лицо, в международных докумен­тах стороной указывается именно государство.

Исходя из этого можно сделать однознач­ный вывод, что Л.Л. Бобкова фактически в своей монографии рассуждает не о государстве как субъекте национального права и правоот­ношений, а об органах государственной власти как субъектах российского права и правоотно­шений. Впрочем, следует признать, что это до­статочно традиционный для отечественной юридической науки прием, посредством кото­рого «доказывается» наличие, пусть даже и опосредованное, у государства самостоятельно­го правового статуса. Например, H.A. Богдано­ва считает, что государство напрямую является субъектом конституционного права при реали­зации предписания Конституции России, возлагающего на именно Российскую Федерацию обеспечение целостности и непри­косновенности своей территории. Однако, по ее мнению, это скорее исключение из общего правила, поскольку преимущественно государ­ство включается в правовые отношения опо­средованно, в основном через свои органы.

Перечисленные и иные (не отмеченные в рецензии, но имеющиеся по содержанию) за­мечания носят дискуссионный характер, не за­трагивают основного содержания работы и не влияют на ее принципиальную оценку.

Концепция Л.Л. Бобковой, несомненно, имеет право на существование, а рецензируе­мая монография является заметным вкладом в юридическую науку. Ее отличает добротная структурированность, глубина поднимаемых вопросов, доступность для восприятия и пони­мания. Она будет полезной для всех, кто инте­ресуется теорией государства и права, консти­туционным (государственным) и финансовым правом.

С.Д. Князев, доктор юридических наук Ю.Н. Белошапко, кандидат юридических наук

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector