ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ К НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ

Статья посвящена вопросам эффективности условного осужления по отношению к несовершеннолетним. В ней отмечается, что существуют опрелеленные проблемы как нормативно-правового, так и организационного характера, возникающие в холе применения ланной меры уголовно-правового характера. В частности, выявлены несоответствия уголовно-правового и интерпретационного толкования начала течения испытательного срока, исслелованы обязанности, возлагаемые сулом на несовершеннолетнего при его условном осужлении, а также сформулированы авторские прелложения по нивелировке ланного института уголовного права.

Ключевые слова: испытательный срок, обязанности, уголовно-исполнительная инспекция, условное осужление, эффективность.

Законодатель связывает условное осуж­дение с возможностью исправления осуж­денного несовершеннолетнего без реального отбывания наказания, т. е. в социуме. Сле­дует констатировать, что условное осужде­ние для несовершеннолетних становится, по сути, альтернативой лишению свободы (ус­ловное осуждение при назначении исправи­тельных работ составляет менее 3 %). По данным Управления Судебного департамен­та при Верховном Суде Республики Саха (Якутия), условное осуждение несовершен­нолетним назначается примерно в 70 % слу­чаев, причем в последние годы назначение данной меры уголовно-правового характера имеет достаточно устойчивую тенденцию к снижению.

Назначение условного осуждения несо­вершеннолетним формально ограничено — имеется в виду, что из всех видов наказания к ним применимы только два (исправитель­ные работы и лишение свободы на срок до восьми лет). Последнее ограничение — срок лишения свободы до восьми лет — было вве­дено законодателем в декабре 2003 г., когда уголовное законодательство подверг­лось существенным корректировкам и изме­нениям, причем не всегда социально обус­ловленным (о чем свидетельствует явно по­спешное исключение конфискации имуще­ства из норм УК РФ и ее последующее вве­дение, но уже как меры уголовно-правового характера). В проанализированных поста­новлениях пленумов Верховного Суда Рос­сийской Федерации не установлено никаких новых (по сравнению с УК РФ) ограниче­ний. Несомненно, это правильно, так как постановление пленума — это толкование уголовно-правовых норм, а не их замена.

Это, собственно говоря, достаточно усе­ченный вариант условного осуждения в той транскрипции, что к совершеннолетним осужденным может быть применен гораздо больший спектр видов наказания, чем к не­совершеннолетним, и соответственно среди тех видов наказания, которые могут считать­ся условными, к несовершеннолетним при­менимы лишь два. Конечно, такая позиция законодателя в определенной мере обосно­вана, однако она сужает пределы правовой возможности суда назначения несовершен­нолетним условного осуждения. По сути, су­ды, признавая несовершеннолетнего способ­ным исправиться без реального наказания, могут (с применением условного осуждения) назначить только два вида наказания — ис­правительные работы или лишение свободы. Причем следует отметить, что в большинст­ве приговоров суда в качестве наказания фи­гурирует лишение свободы.

Эффективность условного осуждения несовершеннолетних необходимо рассмат­ривать с позиции характеристики поведения условно осужденного несовершеннолетнего. При назначении условного осуждения в со­ответствии с ч. 3 ст. 73 УК РФ суд устанав­ливает испытательный срок, в течение кото­рого несовершеннолетний должен своим по­ведением доказать исправление. В испыта­тельном сроке выражается сущность услов­ного осуждения. Именно в этот период времени несовершеннолетний счита­ется судимым. Так, Т.Г. Веретенникова по­лагает, что испытательный срок — это пери­од времени, необходимый для проверки обоснованности решения суда об условном осуждении и организации специального контроля за поведением условно осужденно­го.

Следует учитывать при этом, что в на­стоящее время начало течения испытатель­ного срока не является однозначным. Так, в п. 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказа­ния» указано, что по смыслу уголовного за­кона испытательный срок, назначенный при условном осуждении, исчисляется с момента провозглашения приговора, по­скольку этим судебным решением на осуж­денного возлагается обязанность своим по­ведением доказать свое исправление незави­симо от обжалования приговора суда. Одна­ко в ст. 189 УПК РФ закреплено, что испы­тательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. Со­ответственно данное толкование противо­речит уголовно-исполнительному законода­тельству. В этой связи возникает вопрос: образуется ли совокупность приговоров при совершении виновным нового преступле­ния после провозглашения приговора, но до вступления последнего в законную силу. В п. 36 постановления отмечается: «При со­вершении лицом нового преступления по­сле провозглашения приговора за предыду­щее преступление судам следует исходить из того, что, поскольку вынесение пригово­ра завершается его публичным провозгла­шением, правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) применяются и в случае, когда на момент совершения осужденным лицом нового преступления первый приговор не вступил в законную силу». Эта же мысль проводит­ся в п. 44, где утверждается, в частности: «По смыслу уголовного закона испытатель­ный срок, назначаемый при условном осуждении, исчисляется с момента провоз­глашения приговора, поскольку этим су­дебным решением на осужденного возлага­ется обязанность своим поведением дока­зать свое исправление, независимо от обжа­лования приговора суда в апелляционном или кассационном порядке. Оставление приговора без изменения означает под­тверждение его законности с указанного в приговоре срока». Почему же Пленум Верховного Суда принял за основу лишь одну точку зрения, не приведя при этом до­статочных аргументов? Вынесение пригово­ра действительно заканчивается его оглаше­нием, но не означает вступления в закон­ную силу: уголовно-процессуальное зако­нодательство в этой части однозначно и не допускает расширительного толкования.

Подобного мнения придерживаются и некоторые ученые. С ним в общих чертах можно согласиться, считая постановление Пленума актом толкования правовых норм и учитывая, что оно не может противоречить материальным и процессуальным нормам права. Но, справедливости ради, следует от­метить, что вопрос о целесообразности нача­ла исчисления испытательного срока остает­ся открытым, и в научном мире по этому по­воду ведутся дискуссии, так как Пленум, по сути, улучшает положение условно осужден­ного несовершеннолетнего. Однако, как представляется, подобные изменения долж­ны быть внесены на законодательном уров­не, а не в интерпретационном акте Верхов­ного Суда.

Устанавливая продолжительность испыта­тельного срока, законодатель определил лишь самые общие его черты. Так, в ч. 3 ст. 73 УК РФ оговариваются временные границы испытательного срока: минимум — полгода (шесть месяцев) — в случае осуждения несо­вершеннолетнего к лишению свободы на срок до одного года, максимум — пять лет (при назначении срока лишения свободы свыше одного года). Сообразуясь с этими временными границами, суд сам устанавли­вает продолжительность испытательного срока. По мнению В.Д. Филимонова, осно­ванием для определения размера испыта­тельного срока должен быть характер и сте­пень общественной опасности личности ви­новного. Его продолжительность должна быть достаточной для того, чтобы суд мог убедиться в правильности избранной меры.

По полученным данным, распределение испытательного срока при условном осужде­нии несовершеннолетних следующее: как правило, суды в большинстве случаев уста­навливают испытательный срок, не превы­шающий двух лет (79 %), в том числе срок испытания до года включительно был уста­новлен в 30,7 % случаев. Более длительные сроки испытания распределились следую­щим образом: 2,5 года — 1,4 %; 2,6 года — 1,4 %; 3 года — 1 6%; 4 года — 1,4 %.

Как было установлено, около 2/3 пре­ступлений приходится на первый год после постановки несовершеннолетнего осужден­ного на учет. Это подтверждено и исследо­ваниями ученых, изучавших преступность условно осужденных несовершеннолетних в других регионах. Связано это в первую очередь с тем, что несовер­шеннолетние, осужденные условно, не мо­гут свыкнуться с правовыми ограничения­ми, налагаемыми на них вследствие осуж­дения, не могут адаптироваться к новому социальному статусу осужденных именно потому, что остаются на свободе и стерео­типно, порой бессознательно, ведут себя так же, как и до осуждения. Нет такой «встряски», как арест, изоляция, охрана, способствующие к переоценке ценностей, социальных ролей, определению нового статуса.

На страницах научной литературы по поводу продолжительности испытательного срока существуют две точки зрения. Соглас­но первой испытательный срок в пределах от полугода до пяти лет вполне достаточен для исправления условно осужденных несо­вершеннолетних. Согласно другой точке зрения наиболее обоснованы пределы испытательного срока от года до трех лет. Последняя позиция представляется научно обоснованной и поэтому правиль­ной, так как практика свидетельствует, что осуществление эффективного контроля за условно осужденным возможно лишь в тече­ние непродолжительного срока времени. Кроме того, решающими в деле ис­правления осужденного являются первые го­ды течения испытательного срока, пока еще нет привыкания.

Важным показателем эффективности ус­ловного осуждения являются данные, харак­теризующие в количественном отношении факты несоблюдения условно осужденными тех обязанностей, которые на них наклады­ваются как законодательством (запрет совер­шать правонарушения), так и судом при по­становлении приговора.

В ходе проведения исследования был осуществлен опрос несовершеннолетних, осужденных условно и состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях. Среди других был задан вопрос об отноше­нии к условному осуждению. Большинство посчитали его наказанием за совершение преступления (85 %), 15 % же считают его освобождением от отбывания наказания. На всех опрошенных судом возлагались обязан­ности встать на учет в уголовно-исполни­тельной инспекции, периодически являться в уголовно-исполнительную инспекцию, не менять место учебы или работы и пр. 83 % опрошенных несовершеннолетних посчита­ли возложенные обязанности справедливы­ми. В ходе опроса было выяснено, что ус­ловно осужденные несовершеннолетние по­нимают, что в случае неисполнения возло­женных обязанностей существует угроза ре­ального применения наказания. Как выяс­нилось, только 40 % опрошенных условно осужденных несовершеннолетних пришли в уголовно-исполнительную инспекцию само­стоятельно (большинство было вызвано по­весткой). Это можно объяснить причинами психологического характера: ознакомившись с приговором, несовершеннолетний пони­мает, что к нему не будет применено «реаль­ное» наказание; подсознательно он трактует это как освобождение от наказания (в созна­нии большинства несовершеннолетних су­ществуют как бы два полюса: лишение сво­боды и собственно оставление на свободе. При применении условного осуждения не­совершеннолетний понимает, что не будет изолирован от общества. Понимание того, что он судим и на него накладываются опре­деленные правоограничения и обязанности, уже не так остро).

В свою очередь, сотрудники уголовно- исполнительной инспекции считают, что наибольшим предупредительным потенциа­лом обладает обязанность встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию. Это объясняется тем, что наряду с регистрацией условно осужденные несовершеннолетние обязаны периодически являться в инспек­цию, где с ними проводятся беседы профи­лактической направленности. Кроме того, представляет определенный интерес и ин­тенсивность явок условно осужденных не­совершеннолетних. Обычно, возлагая по­добную обязанность, суды устанавливают периодичность явки два раза в месяц. Од­нако существует прецеденты и более частой явки.

Хотелось бы отметить, что обязанности, возлагаемые на условно осужденного несо­вершеннолетнего, должны быть реально ис­полнимы. По данным исследованных мате­риалов уголовных дел, а также учетно-про- филактических карточек (дел) условно осуж­денных несовершеннолетних, было установ­лено, что зачастую на них возлагается не­сколько обязанностей.

Думается, обязанности встать на учет и являться в уголовно-исполнительную ин­спекцию, не менять постоянного места жи­тельства без уведомления соответствующего специализированного органа, которые наи­более часто возлагаются судами Республики Саха (Якутия) на условно осужденных несо­вершеннолетних, реально выполнимы. Кро­ме того, сотрудники уголовно-исполнитель­ной инспекции в состоянии проверить их выполнение.

Но реальность некоторых обязанностей зависит не только и не столько от условно осужденного несовершеннолетнего. Напри­мер, исполнение обязанности трудоустро­иться практически нереально. Суды в Яку­тии не практикуют назначение несовершен­нолетним такой обязанности, как «пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании, венерического заболевания», но, справедливости ради, следует отметить, что и эта обязанность для подростка трудно­выполнима — лечение от подобных болез­ней дорогостоящее, а если у подростка сложная жизненная ситуация, то выполнить ее вообще не представляется возможным. В этой связи некоторые исследователи предла­гают обратить внимание на практику совет­ского государства, в частности, обязывание организаций трудоустраивать лиц, освобо­дившихся из мест лишения свободы, и лиц, к которым применялись меры уголовно-пра­вового характера. В противном случае при отсутствии работы, а значит, заработка и средств к существованию, применение ус­ловного осуждения может превратиться в фикцию. Более того, при существующем по­ложении для некоторых категорий лиц под­час более эффективным будет реальное от­бывание наказания осужденного в местах лишения свободы (там есть работа и более строгий контроль), чем применение услов­ного осуждения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector