ВОСТОК ЕСТЬ ВОСТОК


Где-то в начале 90-х появилась книга Л. Васильева «История Востока». Несмотря на претенциозное название, книга смахивала на краткий справочник по городам и странам — перечисление стран, основных исторических событий, а в конце каждой главы немудреный вывод о благах рынка и ложности марксистских догм. Все эти недостатки, конечно, можно отнести к романтике того славного времени, но отсутствие в этой «Альфе и Омеге» информации по истории Израиля вызвало у меня чувство замешательства.

Рассеянной рукой я перелистывал страницы, ощущая себя несчастным географом из «Золотого Телёнка», очутившимся в дурдоме из-за того, что не смог найти на карте ненапечатанный разгильдяями и головотяпами Берингова пролива. Но трагедии не произошло. Внизу страницы маленькими буквами была дана сноска: «Современное государство Израиль — при всех восточных корнях евреев как этноса — к государствам Востока не может быть отнесено. Оно по всем основными параметрам структуры и традициям культуры относится к Западу, даже принимая во внимание деятельность и традиции правоверных хасидов и иных групп ревностных сторонников древнего иудаизма».

Азохен вей! После того как господин Васильев отнёс жмеринско-бостонских последователей любавического ребе в разряд ближневосточной экзотики вместе с хомусом и бедуинами, я, потеряв всякой доверие к его декларациям, начал проверять, действительно ли Израиль относится по своей культуре-структуре к цивилизации Запада. Выводы из моих рассуждений я привожу здесь на суд любезного читателя.

В 1918 году Османская империя канула в лету, а на её бренных останках удобно расположились колониальные империи — Англия, Франция, Италия. Палестина досталась резвой Британии, чьи войска вступили на эту землю ещё в 1917 году. В обозе легионов генерала Аленби, между прочим, шли и отряды сионистов, которым была поручена почётная и ответственная должность погонщиков мулов. Главным скотогоном был сам Владимир-Зеев Жаботинский.

Палестина была объявлена английским мандатом. Мандат — это такая колония, право на владение которой выдавала Лига Наций, доисторический предок ООН. В остальном Палестина не отличалась от какой-нибудь Нигерии. В стране всем заправляли английский генерал-губернатор (представитель короля) и британская администрация. У местного населения было лишь одно право — право платить налоги, а тех, кто с этим положением не соглашался, отправляли в концлагерь под Беньямину рубить камень в карьерах или просто сажали на корабль и выдворяли из страны на все четыре стороны.

Англичане сидели в Палестине до 1947 года. За это время они в компании с еврейскими сионистами и арабскими феодалами заварили в стране такую кашу, что им же самим стало тошно. Бедные бриты впали в ничтожество, собрали чемоданы и уплыли обратно в Англию к туманам и отвратительной английской кухне. Большая часть британского наследства в Палестине отошла к новому «демократическому» государству Израиль, которое прежде всего выгнало из страны всех тех, кто мог бы проголосовать «против».

Если отказаться от громкой риторики, а честно посмотреть на вещи, то выяснится, что новое Иудейское царство было обычной постколониальной страной третьего мира. Индустрии как таковой в Палестине не было. То здесь, то там были раскиданы заводики, перерабатывающие сельхозпродукцию, и ремонтные мастерские для починки старых мушкетов и разбитых автомобилей. Основным экспортным товаром Палестины как были, так и оставались прославленные яффские апельсины, что лишь подчёркивало аграрный характер страны, этакой «апельсиновой республики». Та же самая грустная картина наблюдалась и в соседних странах — Египте, Сирии, Иордании. Одинаковые проблемы вели и к схожим путям их разрешения. В 50-х годах и Израиль и Египет энергично развивали свою инфраструктуру, в одном случае прокладывая трансизраильский водопровод, а в другом строя Асуанскую плотину. Правда, толку от этих проектов было как от козла молока. Негев так и остался пустыней, куда евреев не решается сослать даже самый свирепый работник «Мисад Клиты», да и от Асуана было больше хлопот, чем пользы.

Лишь после 1969 года, когда в израильскую экономику потоком хлынула американская помощь, Израиль постепенно выкарабкался из состояния азиатского убожества и стал превращаться в империалистическую силу, действующую в партнёрстве с Соединёнными Штатами.

Как во всякой постколониальной развивающейся стране, армия в Израиле до сих пор играла и играет выдающуюся роль. При колониализме армия, как правило, становилась первым институтом, куда туземцы получали доступ и где лучшие из них могли получить подобие образования и сделать карьеру. После провозглашения независимости, вооруженные силы, как один из зримых символов суверенитета, становились предметом обожания и преклонения, питомником национальной элиты. Но в Израиле господство армии приняло уж совсем гипертрофированные формы. Здесь генералам не надо совершать военные перевороты — по завершению действительной службы они автоматически получают посты в правительстве и в руководстве крупных компаний. Военные успехи ЦАХАЛЬ превратили генералов-чиновников в непререкаемых авторитетов во всех областях знания. В отличие от России, в Израиле считается, что чем больше фалафелей на погонах — тем больше и извилин в мозгу, хотя исторический опыт утверждает обратное.

Милитаризация израильского общества действительно уникальна. Это не внешняя российская показуха с шитыми эполетами, киверами, чеканным шагом и десантниками. Бог Марс уютно устроился в самом сердце израильтян. Пропаганда день и ночь вещает о коварном гойском окружении, денно и нощно точащем ножи и топоры на еврейских младенцев. Заботливая военная цензура отсекает всякую неподобающую для истинных израильтян информацию. Всю жизнь сабры можно разделить на четыре периода: подготовка к службе в армии, армия, милуим, после милуима. В армии израильтяне заводят друзей, женятся, разводятся, а порой и помирают геройской кончиной. Израиль — это новая Спарта (Моррис) и это Пруссия ХХ века (Дойчер). Да, такого идиотизма, пожалуй, нет ни в одной арабской стране, хотя и Насер, и Мубарак, и покойный Асад-старший были выходцами из офицерской касты. Но где вы увидите нечто похожее на преосвященном Западе?

Другой экзотической восточной фишкой Израиля является религия. Не так уж и высок оказался культурный уровень вернувшихся из галуты евреев, чтобы и власти, и народ смогли отказаться от опиума для народа, который одним облегчает страдания, а другими используется для охмурения угнетённых. Элементарный акт буржуазной демократии — отделение религии от государства, то, что французы сделали ещё 200 лет тому назад, так и не был совершен в Израиле. Вместо этого было создано министерство по делам религии, а личная жизнь граждан была отдана на откуп раввинам. Смена вероисповедания карается немедленным лишением гражданства и депортацией за границу. О положении женщин в ультрарелигиозных семействах я умолчу из соображений гуманности. В последнее время эта проблема становится предлогом для ковровых бомбардировок. За счёт налогоплательщиков активно действуют религиозные школы и ешивы. Партии религиозных фундаменталистов собирают сотни тысяч голосов бедных и неграмотных. Попробуйте-ка найти 10 различий между израильской партией ШАС и исламскими партиями в соседних ближневосточных странах! И здесь, и там вы найдёте власть духовных учителей (раввинов или шейхов), социальную демагогию, направленную против погрязшего в разврате истеблишмента, ну и под конец призывы вернуться к высокой духовности предков, правоверных иудеев (мусульман). Есть в Израиле и свои аналоги «ХАМАСа» с «Исламским Джихадом» — различные фашистские группы типа «Зо Арцейну». По активности и массовости они пока уступают своим исламским родственникам, так как пока что всю грязную работу за них берётся делать ЦАХАЛЬ.

Пойдём дальше. На первых же уроках сионистского ликбеза в ульпане, на мехине или в молодежном летнем лагере темным галутным евреям рассказывают, как в соседних с Израилем странах широкие народные массы томятся под пятой чужеземных клик. В Иордании господствуют злые хашемиты, в Ираке — злые сунниты, в Ливане — злые христиане-марониты, и ещё кто-то страшный и злой господствует в Сирии. Поэтому мы должны эти страны разбомбить, а их земли передать еврейскому народу. Но, может быть, иногда на этих встречах попадается чудак или рассеянный интеллигент в очках, не проникшийся национальным самосознанием, который поднимает руку и спрашивает: «Позвольте, позвольте, а как быть с ашкеназской олигархией в самом Израиле? Разве мы не знаем, что наша страна управляется кланами Шаронов, Рабинов, Рабинов-Философов, Даянов и прочих родовитых семей?» Что на это ответит учитель ульпана или вожатый на мехине я не знаю. Но и здесь разница между Израилем и его соседями не слишком велика. Хотя корни израильской и арабской аристократии всё же иные.

Большинство арабских кланов, подобно знатным палестинским семействам Хусейни или Нашашиби, ведут свою родословною от феодальных землевладельцев старой Османской империи. Корни израильской аристократии напоминают нам о другом печально известном сионистском проекте — Республике Либерия. Вплоть до начала ХХ века среди американских негров была популярна идея эмиграции из расистской Америки на родину предков — Африку. А одна группа энтузиастов даже реализовала эту утопию, основав на западном побережье Черного континента Республику Либерия. История этой страны так же печальна и трагична, как и история Израиля. Новая республика быстро попала в экономическую кабалу и стала полуколонией США. Вся власть в стране принадлежала эмигрантам из Америки и их потомкам, управлявшими страной через единственную разрешенную партию — «Партию истинных вигов» (израильский аналог этой партии, как известно, назывался МАПАЙ). Коренное население Либерии жестоко угнеталось заморскими «братьями», пока в 1982 году в стране не произошел военный переворот, в ходе которого все истинные виги были благополучно вырезаны. Поголовно.

Сей печальный конец либерийских вигов заставляет задуматься и о перспективах израильской ашкеназской олигархии. Земная слава, увы, не вечна. Кануло в лету и господство маронитов в Ливане, и власть суннитов в Ираке. Может быть, кто-то и пожалеет надменных белокурых сабров и прольёт слезу по ожидающей их печальной участи, но не мне, морлоку, потомку белорусских жидов и холопов, Шарикову, получившему некоторое образование милостью проклятой советской власти, сожалеть о них. По мне лучшее, чего заслуживает спесивый аристократ, это удар моргенштерном по голове.

Ещё одно важное сходство между Израилем и его соседями это печальная участь национальных меньшинств, призванных играть роль вечного козла отпущения для властей предержащих. Здесь я буду немногословен, так как в этом вопросе всё ясно и очевидно. Что курду в Ираке и Сирии, что палестинцу в Израиле и Иордании, всё одно живётся несладко. Что тут можно ещё добавить?

Завершая тему, затрону самый пикантный вопрос — тезис о великой израильской демократии. Боюсь, что и здесь я должен буду разочаровать тех, кто полагает Израиль осколком Восточной Европы, случайно залетевшим на негостеприимную ближневосточную почву. Опять же начнём с экономики. Буржуазная демократия — это очень дорогая штука. Чтобы население и элита согласились играть в парламентские игры, требуются немалые финансовые отчисления — армии надо дать на лапу, рабочим надо кинуть кусок, надо ввести парочку пособий, чтобы гордо провозгласить страну «социальным государством», ну и, разумеется, нельзя забыть наших «друзей», буржуев и бюрократию. В бедных странах такая модель не действует, поскольку денег на всех не хватает, дай бог долги МВФ заплатить! Поэтому те немногие, кто держит лапу на денежной кубышке, предпочитают не делиться и властью.

Как мы уже писали выше, до начала 70-х годов Израиль с экономической точки зрения был обычным постколониальным государством — зависимым от западной «помощи», без штанов, но с атомной бомбой. То, что не сжирали чиновники, шло в котёл армии. Политическая система в стране полностью отражала экономическую реальность. На словах — «демократия». На практике — «МАПАЙкратия». Правда, бонапартизма, как в Сирии или в Египте, в Израиле не было. Здесь система больше напоминало советское «коллективное руководство».

Но вот подули над страной Израиль ветры перемен. То были не отголоски пресловутого ХХ съезда, а долларовые потоки, хлынувшие из США. Америка наконец-то оценила молодого хищника. Да и сами израильтяне к тому времени развернули вовсю эксплуатацию захваченных арабских земель. Страна богатела, а социальная напряженность росла. Бунты «Черных Пантер» напугали истеблишмент, который понял, что пора делиться. Так в Израиле в конце 70-х годов наконец-то была установлена демократия.

Но тут следует сделать пару оговорок. Часто спрашивают — есть ли демократия в Турции? Типичный ответ на этот вопрос — да, но… Ибо все знают, что турецкий парламент волен принимать любое решение, но если турецкая армия скажет «нет», значит — «нет». Насколько ситуация в Израиле отличается от положения в Турции? С учётом изложенных в этой статье аргументов разница, наверное, не велика. Власть армии, власть раввинов, власть олигархии, преследование нацменьшинств — не слишком ли это много для «самой передовой Ближневосточной Демократии»? И со «свободой слова» ситуация не вполне ясная. Как будто можно говорить всё, но если затронешь вопрос о ядерном реакторе в Димоне, помянешь йеменских детей или дискриминацию неевреев, то можешь угодит в места не столь отдалённые и сидеть там пока не заговоришь с богом на английском языке. У израильских соседей ситуация та же. Есть партии, есть парламент, есть свободы, но короля Абдаллу или президента Мубарака лучше не задевать. Правда, говорят, что под руководством американских и израильских специалистов новая ближневосточная свобода куётся в Ираке, в местечке под названием Абу-Грейв, но рекорды молодой иракской демократии выходят за рамки этой статьи.

Вывод из всего сказанного один. Исторически и политически государство Израиль так же далеко от Европы, как и географическая Палестина. Видимо, сколько ни приглашай израильские делегации на «Евровидение» и на игры европейских лиг, а черного кобеля до бела не отмоешь. Проблемы и беды Ближнего Востока — это наши проблемы и беды. И это мы должны учитывать в борьбе против капитализма и империализма на этой земле.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector