ИСКУССТВО

  Свет…
Чистота сердца не приемлет формалистических ухищрений. Открытость для внешнего мира и прочувствование его — взгляд внутрь себя. Готовность принятия огненного потока мыслей, которые немедленно, под действием яркой тайны, проявятся, превратясь в менее универсальные (такова закономерность), но в более законченные образы-идеи.
Непроизвольный мазок по холсту с закрытыми глазами, но уже с идеей (первоначальным планом).
А структурирование лживое, чрезмерно корыстное и эгоистичное — не ключ к идеальному и духовному, хотя и это тоже работа (работа ли?). Даже ласковость и трогательность почти ничего не значат…
Ни в коем случае работа с идеей не должна быть отравлена разрушительными тенденциями. Вспомните: Мефистофель явился Фаусту именно в рабочей комнате, после того, как последний усомнился в Слове и Творении.
Вот, значит, чем был пудель начинен:
Скрывала школяра в себе собака.
Результат отравленного труда. Животное по правде невинно. Сомнение (в данном случае Фауста) породило зло.
Не жонглирование знанием, а кропотливая работа есть первая ступень к проявлению Красоты.
И интуиция Достоевского — человека и мира — его миросозерцание — гениально, но долгими и трудными путями шел он к совершенству идеи. Так бывает всегда.
Нужно наработанное пространство, которое, по сути, и приближает к свершению. Именно истинно духовной работой — чистому сердцем откроется Свет Творения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector