МИФ И СКАЗКА.

0. Символизм знака и слова был уде подробно рассмотрен в главе «Язык», и теперь немного — о символизме мифа. «Венцом будущего знания станет [что бы вы думали?] легенда», — утверждают в один голос Николай Рерих и Новалис: то, что сложно передать в формулах, легко объясняется метафорой. Так и в современной физике для вращения электрона, феномена электронного облака используется слово sрeen (веретено), что помогает представить это вращение наглядно (но, будь уничтожена наша цивилизация и останься от неё лишь отрывок из учебника физики, наши потомки сочли бы людей в 2000 г. от Рождества Христова «примитивной культурой, объяснявшей феномен электричества духами неких старух с их веретёнами»). Именно так поступает современная филология по отношению к древним легендам и даже религиозным мифам, но все они имеют сложный философский, психо- или космологический смысл, пусть он и был забыт позднее.

1. Как пример рассмотрим символизм 1-ой главы Книги Бытия Ветхого Завета. Понятая буквально, она являет множество несообразностей (и недаром мальчишка в трилогии Максима Горького спрашивает с ехидцей деда-наставника: «Откуда же свет взялся в первый день, если солнце да луну Бог создал на четвёртый?). Прочитаем этот отрывок через приложение его к виткам восхождения человека (см. раздел «Космопсихология», «Шкала восхождения»). Конечно же, Книга Бытия содержит не единственный этот смысл, но среди её семи смысловых пластов есть и рассказ об индивидуальном пути души: именно так толкует главы Книги бытия Эммануил Сведенборг, средневековый мистик. Итак:
1. Вначале сотворил Бог небо и землю [изначально дано разделение между высшими и низшими планами].
2. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух божий носился над водами [4-ый виток: душевный мир человека зыбок, и сам он не видит высшего начала].
3. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. [5-ый виток: «забрезжил свет». Именно с этой ступени начинается сознательное творение человеком самого себя].
4. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил свет от тьмы. И назвал Бог свет днём, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.
[Так обозначается прохождение цикла с его утром и вечером, пятый цикл называется первым днём, поскольку именно с него ведёт отсчёт сознательное восхождение человека].
6. И сказал Бог: да будет твердь [убеждений] посреди воды, и да отделяет она воду от воды.
7. И создал Бог твердь и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.
[Сам человек сознательно проводит границу между низшими и высшими планами. Твердь есть установления, картина разума (отсюда воздух) — начало 6-ого цикла — и она называется небом, поскольку картина эта идеальна и отдалена от земли: возвышенное желание народника «нести свет людям»]
8. И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день вторый. [6]
9. И сказал Бог: да соберётся вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.
10. И назвал Бог сушу землёю, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.
[Из страдания своей человеческой души, водной стихии чувства — оттого вода под твердью — человек создаёт твёрдую почву, землю, способность действия (ср. дева, телец, козерог — знаки земли), и также отделяет бурную, низкую стихию своих чувств от созданной земли, говоря о них: это — не я, мои чувства не имеют ко мне отношения: начало Льва.]
11. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.
[Лев человеческого духа совершает первые действия «по роду своему» и обращается в активное миссионерство после долгой аскезы — ведь «сеятель слово сеет», и слово впервые приносит плод].
13. И был вечер, и было утро: день третий. [7] <…>
16. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днём, и светило меньшее, для управления ночью, и звёзды;
17. И поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,
18. И управлять днём и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.
[Речь — о возжигании светил мудрости: большего солнца Разума, духоразумения и меньшей луны интуиции, чувствознания (ведь виток змеи больше прибегает именно к разуму, который восхищает факты в область интуитивного понимания). Они поставлены на тверди (ведут к реальному действию) и отделяют свет от тьмы, истину от заблуждения: качество, по-индийски называемое вивека, распознавание].
19, И был вечер, и было утро: день четвёртый. [1 V]
И сказал Бог: да произведёт вода пресмыкающихся, душу живую, и птицы да полетят над землёю, по тверди небесной.
22. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
[Следующий виток знаменуется преобразованием чувств человека в истинное чувство любви, «душу живую», и этой любви сказано наполнять воды страстей в морях, и также очистить сферу разума и представления о мире, оттого птицы летят по тверди небесной].
23. И был вечер, и было утро: день пятый. [2]
24. И сказал Бог: да произведёт земля душу живую по роду её, скотов и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
[Обретается способность действия не из мертвенности рассудка, но из живого источника любви, оттого — «душу живую»]
27. И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
28.И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
[Здесь очерчена иерархия принципов: сам Бог, Атма-Буддхи (муже-женское начало, активное действия и пассивное мудрости в одно и то же время!), должен наполнять земные действия человека и владычествовать над его чувствами и мыслями].

2. Одно слово в мифе понимается вместо другого, и символы одной реальности последовательно описывают символы другой: корабельный образ — но сами значения символов, что понимаются под чем, есть ключи к мифу. Запиши мы для первой главы «творение= творение человека, день=цикл, небо=картина мира» и т.д., размышляющий мог бы прочитать без длинных пояснений.

3. Чем отличается миф от сказки? «Сказка примитивней, менее космологична…» — нет, не менее, как иногда и более. Правда в том, что сказка имеет более простые, более легко находимые ключи, и если в мифе исполнено символизма каждое слово, всякая деталь (как, например, то, что вода производит в пятый день или что вода под твердью), то сказка чаще ограничивается символизмом событий. Второе отличие есть то, что миф чаще всё-таки посвящает себя устройству мира, космологии, а сказка — психологии, развитию человека, которого обычно представляет главный герой сказки.
Обратимся ко всем известной «Красной шапочке» братьев Гримм. У девочки (человека) есть своё имя, но бабушка дарит ей красную (!) шапочку (тело и возможность воплощения), так что девочку называют теперь только Красной шапочкой (сам человек отождествляет себя со своим телом). Сравните немецкий текст: «Поди отнеси бабушке вино и хлебцы» и «Сие есть кровь моя Нового завета, проливаемая ныне во оставление грехов». Бабушка не может встать без Красной шапочки (так же, как и Бог — проявиться без человека и его собственной воли). Припомните хорошо, что говорит волк (искуситель) Красной шапочке: он не грозится её съесть сразу (хотя чего бы проще, по житейской логике? — но сказки имеют не житейское происхождение), но узнаёт, куда она идёт, и затем убеждает, что спешить некуда и на пути вполне можно отдохнуть, срывая цветы (удовольствия) по дороге (обычная дьявольская тактика, но нам уже известно, что спешить при необходимости 777 перерождений всё же имеет смысл). Бабушка не запирает дверь (и позволяет приходить к себе всем, в т.ч. и волкам (в овечьей шкурке, кривящим истинный смысл религий и наживающимся на них: историческим и многим современным священникам). Красная шапочка недаром чует подвох (сравните: «Ибо многие придут под именем Моим. говоря вам, что это Я; и это время близко» [Лук. 21:8], но «по плодам [т.е. по зубам] их узнаете их». Далее, после прихода охотника, и она, и бабушка выходят из волчьего живота невредимыми: на этот счёт есть следующая индийская легенда:
«Однажды Индра [человек-искра божья] для некоей цели воплотился в борова, но, когда пришло время возвращаться на небо, он заявил: «Я никуда не пойду! я боров, и мне очень хорошо здесь с моими детьми-поросятами». Боги восплакали, а Варуна взял молнию и рассёк шкуру борова — и Индра выскочил из неё невредимым, и, глядя на шкуру, смеялся: «Бог мой, как я мог поверить в моё свинское происхождение!». На этой поучительной ноте мы и завершаем главу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector