Экологическое право (право окружающей среды) – самостоятельная комплексная отрасль российского права

.

Экологическое право (право окружающей среды) – самостоятельная комплексная отрасль российского права, регулирующая общественные отношения в области взаимодействия общества и человека с окружающей средой или отдельными ее компонентами. Это определение, не раскрывая содержания экологического права, тем не менее имеет юридическое значение. Оно указывает на место экологического права в системе права в целом (отрасль), принадлежность данной отрасли к более сложным и поздним правовым образованиям (комплексная), соотношение с иными отраслями права (самостоятельная), а также на объект правового регулирования (окружающая среда, ее элементы, экологически значимое поведение людей).

Экологическое право как совокупность правовых норм предназначено для регулирования экологически значимого поведения людей, т.е. сознательных, социально обусловленных действий, состоящих в использовании окружающей среды и вызывающих в ней изменения, которые могут

быть выявлены и измерены в соответствии с существующими научно-техническими возможностями и на основе действующих социальных, этических и правовых норм.

Главной целью экологического права является сохранение жизни на Земле и обеспечение необходимых условий жизнедеятельности человека. Задачами экологического права считают: сохранение окружающей среды, улучшение ее состояния и качества, восстановление уничтоженных, поврежденных, потребленных элементов (объектов), обеспечение экологической безопасности населения и территорий, поддержку экологического правопорядка, предотвращение экологических катастроф и др.

По своей сущности и формам выражения экологическое, как и любое иное право обладает специфическими признаками, отличающими его от других отраслей. К таким признакам относятся:

1) относительная молодость и чрезвычайная интенсивность развития экологического законодательства; оно сформировалось в своем нынешнем виде в последней четверти ХХ в., когда и в отдельных странах, и на уровне международного сообщества были приняты законы и многочисленные иные акты, конвенции, регулирующие поведение людей, государств и объединений государств по отношению к окружающей среде. Теперь и в России, и в других странах в этой сфере насчитывают десятки только экологических законов, сотни подзаконных актов органов управления, не говоря о больших группах юридических норм других отраслей, регламентирующих отдельные аспекты охраны окружающей среды (медицинское, хозяйственное, уголовное и иные отрасли права);

2) использование значительного объема естественнонаучной терминологии в текстах нормативных актов; для обозначения объектов правового регулирования, их свойств и связей в источниках экологического права употребляют термины и понятия, разработанные в биологии, химии, физике и других науках (например, биотоп, канцероген, зиверт, бэр, фуран, популяция, таксон и многие другие) Их смысл и юридико-значимое содержание надо уяснить для правильного применения правовых предписаний;

3) объемность и разнородность нормативного материала; объекты эколого-правового регулирования чрезвычайно разнообразны: окружающая среда, земли, воды, животный и растительный мир, химическое и биологическое оружие, генно-инженерная деятельность, заготовка древесины и т.д., а следовательно, каждому из них посвящены отдельные законы, группы подзаконных актов, содержащие множество правовых норм; иногда эти нормы очень специфичны по своему содержанию (например, правила выпуска модифицированных организмов в окружающую среду или порядок ликвидации буровых платформ на континентальном шельфе), иногда они образуют четко выраженный «сквозной» правовой институт (лицензирование);

4) смешанность и высокая степень взаимоподкрепления публично-правовых и частноправовых методов регулирования; в охране окружающей среды более развиты пока первые, и поэтому доминируют административно-правовые методы императивного характера;

5) глобальный характер многих правовых предписаний; это объясняется не столько процессами глобализации, сколько спецификой регулируемого объекта – окружающей среды и некоторых ее компонентов (так, охрану климата при всех различиях или даже конфронтациях между разными странами по поводу Киотского протокола можно осуществлять только совместными усилиями);

6) масштабная зависимость национального экологического законодательства от международно-правового регулирования; в отношении многих объектов и видов деятельности, особо значимых для человечества с точки зрения экономических, экологических, и других условий, международно-правовые акты и нормы все чаще перенимаются национальным законодательством отдельной страны или группы стран;

7) открытость; экологическое право, регулируя охрану условий жизнедеятельности людей, порядок использования, потребления ими ресурсов, не может не воспринимать достижения и просчеты других отраслей и не реагировать на них, с одной стороны, а с другой – оно должно быть максимально доступным для понимания и реализации всем своим адресатам – гражданам и должностным лицам, государствам и другим субъектам права;

8) исключительная обновляемость и новизна правовых норм; эти свойства экологического права подчеркивают высокую степень реагирования его на новые проблемные ситуации, а также готовность законодателя и других субъектов правотворчества к принятию свежих решений;

9) конфликтность (экологических и экономических приоритетов, интересов государства и индивида, в межгосударственных отношениях); во многих случаях все еще приходится принимать меры ограничительного характера и отдавать предпочтение обеспечению занятости населения, соблюдению иных экономических интересов, например, при запрете ввоза мехов детенышей тюленей в Западную Европу нарушаются интересы России, Канады и США;

10) высокая степень использования для решения задач охраны окружающей среды норм и институтов иных отраслей; часто даже употребляются понятия «уголовно-экологическое право», «экологизированные нормы гражданского, предпринимательского права» и т.п.;

11) устойчивая тенденция расширения предмета правового регулирования за счет поглощения (включения в сферу регулирования) традиционных объектов и стремление приобрести статус «суперотрасли» в современной правовой системе; наиболее наглядно это проявляется при поглощении институтов водного, горного и земельного права;

12) прямая зависимость от достижений науки и техники, открытий и разработок в области биологии, генетики, медицины, физики, химии и других естественных наук (этими достижениями была вызвана необходимость принятия законов о клонировании, генно-инженерной деятельности, радиационной безопасности использовании атомной энергии, химическом оружии и проч.).

Ссылка на основную публикацию