РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Л.Н. ТОЛСТОГО В ЯПОНИИ

Серебренникова П. Н.

Студент, кафедра истории философии Уральский Государственный Университет имени Горького

Разработка проблемы интерпретации русской классической литературы в Японии очень актуальна, особенно в связи с современной политической ситуацией, когда между странами устанавливаются очень прочные торговые, экономические, политические, и, главное, культурные связи. С каждым годом в России появляются все новые и новые исследования, посвященные этой проблеме, возникают новые специализации в высших учебных заведениях, ориентированных на изучение японского я зыка и японской культуры. То же самое происходит и в Японии.

Что касается степени разработанности проблемы, то лишь небольшое число исследований посвящено вопросам влияния творчества Толстого на японскую литературу и общественную мысль конца XIX — начала ХХ веков, однако значение творчества Толстого для японской литературы и общественной мысли нашего времени еще не стало предметом специального исследования. Тем не менее, разработка этой темы стала очень актуальной именно в последние годы, но основы такого исследования были заложены еще В. М.Алексеевым, А.П.Баранниковым, Н.И.Конрадом. Другими очень яркими исследователями являются Лев Шифман, К.Рехо, В.И. Ожогин и др. Так же необходимо отметить и японцев-исследователей творчества Толстого: Фтабатэя Симэя, Нобори Сёму, Утиду Роана, Кониси Масутаро, Кимура Сёити, а также многих других, не только литераторов, но и социалистов, политических деятелей. Огромный вклад в развитие и распространение русской литературы в Японии внесли «Русские учителя» Иван Дмитриевич Касаткин (епископ Николай, возглавлявший русскую православную миссию в Японии), Николай Грей, Лев Ильич Мечников и другие талантливые исследователи.

А теперь я перейду непосредственно к проблеме Распространения и интерпретации произведений Л.Н. Толстого в Японии. Как только в Японии появляются произведения Толстого, они сразу же находят отклик в сердцах людей и в работах литературных критиков. Первые переводы Толстого и других русских литературных классиков появляются в Японии, начиная с 1890 года. По сообщению Нобори Сему, в этот период в Японии становится известным роман Толстого «Анна Каренина», изданный на английском языке. Огромную роль в процессе распространения русской литературы в Японии играет журнал «Сэкай Бунко», в котором впервые был опубликован перевод толстовской повести «Казаки», переведенной с английского языка. В 1894 году в приложении к журналу выходят рассказы Толстого, перевод был сделан Утидой Роан. До этого Мори Огай перевел «Люцерн» Толстого, Кода Рохан — «Севастопольские рассказы», Хаяси Такако — «Детство», Согаку Сэнси — «Два старика (этот первод был опубликован в журнале «Урано нисики»)». Но лучшим переводом Толстого японские литературные критики признали работу Одзаки Кое и Кинисити Мисатаро, которые познакомили читателей с «Крейцеровой сонатой».

Особенно популярной становится русская литература в Японии после 1905 года и революционных событий. С этого момента влияние русской литературы и даже в какой-то степени русской общественной мысли становится доминирующим в Японии. Этому способствует внутренняя обстановка в стране: распространяются социалистические идеи, растет самосознание трудящихся, которые ориентируются на русский пролетариат, а также увеличивается интерес к художественным произведениям, особенно русским.

С этого времени резко увеличивается количество переводов русских писателей, как с русского, так и с европейских языков. Переводятся главы из романа «Война и мир», «Казаки», «Детство», «Отрочество», «Утро помещика», «Воскресенье», ряд повестей и рассказов в переводе Токуда Сюко. Такой интерес к произведениям Толстого среди переводчиков был вызван очень высоким спросом на них среди читателей. По оценкам исследователей, тиражи произведений Толстого намного превышали тиражи японских авторов. Возможно, особый интерес к Толстому был вызван еще и его общественным положением в России: отлучение от церкви, гонения. Активная борьба писателя с войной сделали свое дело.

Таким образом, в конце XIX — начале XX веков японский читатель знакомится со многими произведениями русской литературы, которые начинают оказывать влияние на культуру и мировоззрение японцев.

С 1905 года творчество русских писателей начинают изучать более детально, принципы реализма стали утверждаться и в работах японских писателей. Практическая направленность русских литературных произведений обсуждалась во всех журналах, на её примере показывала, каким образом литература должна служить целям общества, что должно выдвигаться в произведении на первый план.

Один из японских критиков, Набори Сёму, исследовал в своих работах творчество Толстого и пришел к выводу, что Толстой, в первую очередь, художник, а не мыслитель или философ, и что литература именно та область, в которой талант Толстого раскрылся во всех проявлениях: «Толстой всегда был прежде всего художником и таковым он останется навеки сердцах людей всего мира… Он критикует, и его идеи, распространяясь повсюду, приводят в движение весь мир» [1,51].

Также Набори Сёму считает, что во всех произведениях Толстого ярко проявляется его разносторонность как мыслителя, а романы «Война и мир» и «Анна Каренина» — лучшие произведения мировой литературы. Хотелось бы привести его цитату: «В языке Толстого чувствуется биение сердца, движение души. Его язык чрезвычайно прост: картины, возникающие в вашем воображении при чтении произведений Толстого, изумительно точны; в самом повествовании, в расстановке и расположении частей произведения отсутствует какая-либо искусственность, натянутость. Рассказ Толстого обычно имеет характер эпического повествования и в тоже время построен так, что с самого начала читатель обнаруживает основную нить, которая и приводи к развязке»[1,53].

Работы критиков, не только Нобори Сёму, но также и Гёфу и Ринсэна повлияли на развитие реализма как на одно из литературных направлений в Японии. Так, Ринсэн выделяет основные черты русского реализма: высокие художественные достоинства, демократизм и народность. Он говорит, что еще одна характерная черта русской школы — развитие драматургии, что особо ярко выражается в произведении «Власть тьмы» Толстого. Важным для Ринсэна также является то, что русские писатели больше внимания обращают на то, насколько произведение соответствует реальной жизни, а не на чисто формальные особенности. Многие критики подчеркивают, что в этот период русская литература оказала особо сильное влияние на японскую литературу, что явилось толчком для систематического изучения и комментирования русских произведений в Японии.

Как только в Японии начало возрождаться издательское дело, сразу же, в числе первых был опубликован роман «Война и мир», а в декабре 1946 начало издаваться двадцати трех томное собрание сочинений Толстого.

Почему же именно к «Войне и миру» обратилась японская публика в послевоенный период? Почему Толстой является единственным европейским писателем, к которому в Японии отнеслись с таким вниманием? Критик Иваками Дзюньити считал, что одна из основных причин того, почему Толстой стал так популярен в Японии именно в период послевоенной катастрофы всеобщего опустошения, состоит в том, что японцам в это время становится очень близким безоговорочное, категоричное отрицание войны. Во время вооруженных действий на Тихом океане в Японии часто звучат слова Толстого о том, что война это «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие».

Мыслитель Хонда Сюго считает, что в романе «Война и мир» рассматриваются проблемы возрождения человеческой личности. Сюго посвящает этому роману монографический труд, в котором говорит, что в романе — искания человека, натолкнувшегося на стену реальности, метания души между свободой и необходимостью. Для Сюго смысл романа именно в возможности личности противостоять историческому фатализму. Он приводит в пример Кутузова, который, не смотря на приказы, не смотря на ожидания тысяч людей, не смотря на огромную ответственность, возлагавшуюся на него, приказывает отступать из Москвы без боя. Хонда вскрывает противоречие: если исторические события неизбежны, то зачем же люди пытаются понять их причину? Так как потребность отыскивать причины неотъемлемая часть человеческого сознания. Именно это противоречие — невозможность познать причины и непреодолимое желание их объяснить — именно это противоречие лежит в основе «Войны и мира», считает Сюго.

По мнению исследователей японской литературы, своим произведением Сюго выражает протест тем японцам, которые «опустили руки» перед лицом войны, перестали верить в свои силы и уступили «роковой необходимости». Поэтому Сюго говорит о познаваемости исторических законов, именно это, по его мнению, Толстой пытался донести до своих читателей. Но с такой интерпретацией романа не согласны многие критики, одним из которых является Есимото Рюмэй. Он очень резко критикует взгляд Хонды и называет его чуть ли не глупостью. Реализм Толстого, то, чем пронизан весь роман и за что его так любят читатели, полностью отвергается Есимото.

В послевоенное время роман Толстого, как утверждают исследователи, был популярен настолько, что становился для многих «спутником жизни». Так, можно привести слова японского студента, опубликованные в книге Окадзава Хидэтора в книге «Изучение Толстого»: «Моему нигилизму были близки одиночество Рильке и тревога Кафки (…). Я жил без надежд, без всяких жизненных принципов. И сами эти понятия — надежда, принципы— казались мне тогда смешными (…). Жизнь стала для у меня тяжким бременем. Совсем иной мир открылся передо мной, когда я впервые прочитал «Войну и мир» (…) Книга восхищала меня своей жизненной мощью. В ней не было философии отчаяния, с которой я постоянно встречался в книгах, прочитанных до сих пор (… ) Роман Толстого поколебал до основания мои прежние взгляды на жизнь»[2,2].

Хотя, все же, в японской критике, особенно прошлого века, положительных отзывов о творчестве Льва Толстого значительно больше. Так, критик Саэки Сеити подчеркивает вечную ценность творчества писателя, Актуальность его произведений независимо от эпохи. Хотелось бы привести его цитату: «Пусть себе спорят самовлюбленные критики о романах XIX и XX веков, о реализме прошлого, а я забываюсь, читая «Войну и мир», переносясь в мир живых образов толстовского романа… Это знаменитое описание неба над Аустерлицем… князь Андрей, истекающий кровью, а над ним высокое, высокое небо, плывущие пепельные облака….Под лучами осеннего солнца я читаю «Войну и мир» и ощущаю радость содержательной жизни»[ 3,2-3].

Другой пример такого отношения к творчеству Толстого мы находим в работах Ямамото Кэнкити, который называет его образцом художественности. Он выступает против дешевой беллетристики и говорит о необходимости учиться у классиков мировой литературы, таких как Толстой.

Отвечая на вопрос о том, почему Толстой оказал такое мощное влияние на духовную культуру Японии, можно предположить, что, во-первых, удовлетворяя насущную социальную потребность в отражении и осмыслении «эпохи ломки», он явился художественным зеркалом не только русской революции, но в известном смысле и японской буржуазной революции и последовавших за ней преобразований. В Японии в то время не было равного по масштабу Толстому своего мыслителя и художника, и потому она жадно потянулась к соседней России, где жил и творил «пророк» и «учитель». Социально-утопическое учение Толстого, которое, с одной стороны, «отличается такой силой чувства, такой страстностью, убедительностью, свежестью, искренностью, бесстрашием в стремлении „дойти до корня», найти настоящую причину бедствий масс» [4,40], а с другой — несло в себе «и аскетизм, и непротивление злу насилием, и глубокие нотки пессимизма» [5,102]объективно оказалось близко утопическим учениям Востока, в некоторых отношениях критическому учению Мотоори Норинага .

Во-вторых, творческий метод Толстого, как и ряда других русских писателей XIX века, имел определенное сходство с традиционными приемами японского искусства, эстетическим миросозерцанием Японии.

Литература

  1. Васэда бунгаку, 1908, №12. Перевод Б. В. Поспелова.
  2. Окадзава Хидэтора. Изучение Толстого, 1963.Цит. по: Японская литература. Исследования и материалы.
  3. Саэки Сёити. Молодой роман «Война и мир». Приложение к тому 38 «Библиотеки всемирной литературы, 1959. Цит. по: Японская литература. Исследования и материалы.
  4. Ленин В. И. Л. Н. Толстой и современное рабочее движение.— Полное собрание сочинений. Т. 20.
  5. Ленин В. И. Лев Толстой и его эпоха,— Полное собрание сочинений. Т. 20.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector