Рассуждения о бессмертии у философов обычно связаны с его достижением в более или менее далекой точке будущего

 

Рассуждения о бессмертии у философов обычно связаны с его достижением в более или менее далекой точке будущего, причем оно, естественно, не распространяется на ту часть человечества, которой к тому времени уже не будет в живых. В этом плане федоровская идея имманентного воскрешения — самобытная идея. Значение философа в том, что он — как с точки зрения физической, так и прежде всего нравственной — продумал принципиальные возможности бессмертия.

Воскрешение для Федорова — высшая гарантия бессмертной жизни. Нужно, чтобы «все рожденные поняли и почувствовали, что рождение есть принятие, взятие жизни от отцов, т.е. лишение отцов жизни, откуда и возникает долг воскрешения отцов, который сынам дает бессмертие» — писал Федоров. И еще: «тот не достоин жизни и свободы, кто не возвратил жизнь тем, от коих ее получил».

Более того, всеобщее воскрешение означает морализацию всей Вселенной, внесение в нее сознания.

Идея воскресения становится у Федорова центральной в осмыслении исторических путей человечества. «Воскрешение есть заповедь не новая, а столь же древняя, как культ предков, как погребение, которое было попыткою оживления оно так же древне, как и сам человек. «Человек есть существо, которое погребает» — вот самое глубинное определение человека, которое когда-либо было сделано», считал Федоров.

В своей книге философ пытается нащупать и возможные конкретные пути воскрешения. Первый из них связан с необходимостью гигантской работы всего человечества по собиранию рассеянных частиц праха умерших. Федоров писал «Гниение не сверхъестественное явление, и самое рассеяние частиц не может выступить за пределы конечного пространства. » Следовательно, оно не является непереходимым рубежом для исследования и опыта.

Современная наука о человеческом организме экспериментально показала, насколько непрерывен процесс обновления тканей человеческого тела, ассимилирующего в себя природные вещества через дыхание и питание и постоянно выделяющего их из себя. Вместе с тем каждая клеточка нашего организма, несмотря на эти процессы, оказалась абсолютно уникальной. Более того, каждая клетка несет в себе всю наследственную информацию о целом организме, на чем основана идея клонирования, созидания генетических двойников по одной клетке.

С другой стороны, у Федорова воскрешение мыслится в родственно связанном ряду, т.е. буквально сын воскрешает отца как бы из «себя», отец — своего отца и т.д., вплоть до первоотца и первочеловека. Подразумевается возможность восстановления предка по той наследственной информации, которую он передал потомкам. Федоров недаром так подчеркивал значение наследственности, необходимости тщательного изучения себя и предков. В пределе ставится задача просветить весь наследственный ряд, говоря нынешним языком, последовательный генетический код человечества.

Федоров упорно развивал момент преображения в воскресительном процессе. Воскрешение невозможно для ограниченных, физически смертных существ. Полное воссоздание — это не просто воскрешение прежде живших в их былой материальной природе, а претворение их природы, как и природы собственно воскресителей, в принципиально другую, высшую, самосозидаемую.

Философ не устает повторять, что все даровое, природой данное в слепом рождении человек должен выкупить «трудом, заменив на сознательно регулируемое, творчески-трудовое. » Оригинальность Федорова в том, что он представляет себе Царствие небесное не как нечто данное, застывшее, а воспринимает его в труде, в движении, в творческом развитии.

Интересно, что сам философ рассматривал свой проект регуляции природы и воскрешения предков не как утопию, а как особую радикальную «рабочую» гипотезу. Но если гипотезы обычно строятся в отношении реально существующей действительности, то выдвигаемая мыслителем гипотеза — гипотеза по типу совершенно небывалая, проективная, касающаяся мира, каким он должен быть. Эта проективная гипотеза требует своей проверки всеобщим опытом, космической практикой. Причем ее проверка станет ее практической реализацией. Теперь мы знаем, что многие мечты в наше время окончательно сняли с себя подозрение в том, что они не могут иметь места в действительности.

Заслуга Федорова состоит в том, что, обосновывая необходимость регуляции природы, он открыл космические перспективы развития человечества, способствовал экологизации естествознания и наметил оригинальный подход к глобальной проблематике, активно обсуждаемой в наши дни.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector