ТРИ ЦВЕТА ВРЕМЕНИ

Трехцветный стяг Отечества подобен
птице Феникс — он уходил в небытие
и возрождался целых три раза.

22 августа 1991 года. 12 часов 30 минут. Медленно поднимаясь на крышу Верховного Совета РСФСР, четверо рабочих хозуправления российского Совмина входят в историю. Я тогда присутствовал при этом событии и их фамилии записал: Казанов, Касич, Киселев и Тульский. Ловкие, привычные движения, и спустя секунды на высоком флагштоке над Белым домом взвилось огромное бело-сине-красное полотнище. Спустя семьдесят три года Россия вновь обрела один из своих символов — национальный флаг!

Стоп, стоп! — скажете вы. А почему семьдесят три? Разве революция не в семнадцатом была?

Все правильно, в семнадцатом. Вот только флага-то страна лишилась в апреле восемнадцатого. До этого над всеми государственными, да и не только над государственными учреждениями поднимали традиционные «триколоры». Все изменилось, когда Стране Советов предстояло впервые отправить полпредов за границу. На заседании большевистской фракции ВЦИК ее неистовый член Яков Свердлов выступил с пламенной речью. Доколе, дескать, мы, как рабы, будем жить под царским флагом? Мы вели народ на баррикады под нашим красным стягом. Но вывесить его над посольством не можем. И только потому, что ленимся принять соответствующий указ. И резюме:

— Позвольте сделать наш боевой флаг нашим национальным флагом. Кто за утверждение национального флага?

Проголосовали как положено. Единогласно. С тех пор на долгие десятилетия красный цвет стал национальным. Он был обязательной составляющей флагов всех союзных республик, официальным цветом власти.

…Вопреки всеобщему убеждению, трехцветный флаг взвился в России не во времена Петра Великого, а еще до его рождения. В 1667 году в районе небольшого сельца Дедилово, что под Тулой, повелением царя Алексея Михайловича началось строительство первой российской военной флотилии. Понадобилась она, чтобы защитить торговые караваны, что шли водным путем в заморские страны, и состояла из пяти «плавединиц» — яхты, бота, двух посыльных юрких «шняв» и боевого корабля «Орел». Его-то капитан, ирландец Бутлер, и отписал царю в очередной «Росписи, что еще надобно к корабельному строению, опричь того, что ныне куплено» про нерешенную государственную проблему. Под какими цветами флага надлежит в плавание выходить? Ведь всем известно — «на кораблях бывает, которого государства корабль, того государства бывает и знамя».

К запросу капитана царь отнесся весьма серьезно. Из великих государственных умов создали специальную комиссию. Целый год изучала она «флажное» дело, упирая на историю могучих по тем временам морских держав — Англии, Голландии, Дании, Испании, Швеции. В результате родился монументальный труд: «Писание о зачинании знак и знамен или прапоров». Вот в нем-то впервые и объявлялось, что суда российские плавать должны под трехцветным флагом.

И тут же из дворцового приказа велено было прислать в Дедилово «из меновых товаров триста десять аршин киндяков, да сто пятьдесят аршин тафт червчатых, белых, лазоревых к корабельному делу на знамена и яловички».
Трудно сказать, к чему потребно было такое количество материи: 310 аршин — это 200 метров, а 150 — 106 метров. Ведь педантичный Бутлер четко указал, сколько чего ему нужно было. Всего-то флагов «для морского хода потребных: большое знамя, что живет на корме. Узкое долгое знамя, что живет на большом дереве. Знамя, что живет на переднем лежачем дереве».

Словом, экипированный по всем правилам прапорской науки «Орел» отправлялся в путь. Сопровождаемый своей эскадрой, он прошел небольшой протокой из Дедилова в речку Упу, из нее в Угру, потом в Оку и дальше уже вниз по Волге. Впрочем, недолго довелось ему поплавать под трехцветным знаменем. Выполнив пару-тройку боевых заданий, был он потом захвачен в Астрахани повстанцами Степана Разина и торжественно сожжен.

…Ну а официально днем рождения бело-лазорево-красного стяга российского принято считать 20 января 1705 года. В тот великий день был издан указ Петра: «…на торговых всяких судах… быть знаменам по образцу, каков нарисован послан под сим Его Великого Государя Указом». Самодержец лично изобразил флаг и установил порядок горизонтальных полос, каковой мы имеем и сегодня.

Под этим флагом ходили и военные корабли. Но так продолжалось лишь до 1712 года, когда в честь утвержденного в 1698 году ордена Святого апостола Андрея Первозванного Петр ввел своим указом новый военно-морской флаг. Согласно преданиям, апостол Андрей был распят на «косом» кресте, поэтому белый со скошенным крестом флаг сразу же получил название Андреевского.

«Штандарт в образе креста Святого Андрея для морского хода лишь потребный, — писал Петр, — являет собой флаг белый, через который синий крест Св. Андрея, того ради, что от сего апостола приняла Россия святое крещение».

Под ним, Андреевским флагом, и по сию пору ходит Российский военный флот. Хотя и его, этот овеянный славой стяг, настигли революционные гонения. Но истинные военные моряки никогда не расставались со святыней.

А как все же с «триколором»? Невероятно, но официально он стал государственным лишь через… 191 год! И ведь ходили под ним суда, вывешивали по праздникам в городах и селах. Но только в 1896 году, накануне коронации Николая II, министерство юстиции Российской империи постановит: «Национальным цветом окончательно должен считаться бело-сине-красный цвет, и никакой другой».

Загадочное вроде бы определение «и никакой другой» имеет свою весьма интересную историю. Речь шла о черно-желтом флаге «по гербу российского царствования». Дело в том, что в 1858 году «ученый нумизмат», сотрудник Минц-кабинета Эрмитажа, обрусевший немец Бергард Кене предложил утвердить императорский флаг и представил свой проект. Из трех его полос первая соответствовала черному государственному орлу, вторая — золотому или желтому фону, на котором сей орел изображался, а третья — белому всаднику святому Георгию, перешедшему из герба Московского княжества в герб империи.

Александр II предложение утвердил, внесли соответствующие поправки в Полное собрание законов и… посеяли великую смуту. Черно-желто-белый флаг должен был подниматься только над правительственными, казенными и административными учреждениями. Бело-сине-красный, «обывательский», — в других местах. Андреевский же — лишь на военном флоте. Но в этой, казалось бы, простой схеме мало кто разбирался. Знаменитый Владимир Иванович Даль по сему поводу сильно сокрушался: «Все народы Европы знают цвета, масти, краски свои. Мы же их не знаем и путаем, поднимая разноцветные флаги невпопад». В общем, неразбериха продолжалась до 1883 года.

Тогда по повелению императора Александра III министр внутренних дел граф Толстой представил ему на утверждение два образца единого государственного флага — черно-желто-белый, как национальный, и бело-сине-красный, как торговый. Царь был категоричен: «Иметь единообразный флаг, состоящий из цветов белого, синего и красного».

Вот сколько интересного и поучительного хранят в себе всего три цвета, три цвета нашего национального флага. Кстати, нынешние три цвета тоже не случайны, они идут из глубины веков: на гербе Московского княжества его покровитель святой Георгий Победоносец был изображен на белом коне в синем плаще на красном фоне. Вот так-то.

…А Что же с тем флагом, что взвился в девяносто первом над Белым домом? История — сюжет для небольшого рассказа. Когда решили поднять «триколор» над Москвой, найти его нигде не могли. Выручил тогдашний министр внешнеэкономических связей Виктор Ярошенко. У него в кабинете этот флаг «нелегально» провисел целый год, после того, как был подарен ему организаторами выставки российских товаров в Швеции. Позднее, когда знаменитая знамённая фабрика на Красной Пресне поставила на поток производство трехцветных флагов, историческая реликвия опять стала собственностью Ярошенко. Лет семь назад, когда он был торгпредом России во Франции, этот стяг украшал его кабинет, и владелец обещал сделать его первым экспонатом Музея русского флага в Париже. Как там дела сейчас, не знаю. Так же, как до сих пор не знаю, почему в Париже такой музей есть, а в Москве нет.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector