«МЁРТВАЯ ВОДА» Идеологическая подстава для оболванивания

Олег Гусев

Современный человек живёт в условиях тотальной дезинформации. Открыто и честно нам уже давно ничего не излагается. Всякая информация в СМИ направлена на манипулирование на­шим сознанием. Каждый день мы заглатываем информационную «пилюлю» тройного действия. Информация в наше подсознание проникает через её сюжетную привлекательность. Это — сахарный сироп, которым газетная, телевизионная или идеологическая «пи­люля» покрывается снаружи. Основной объём её – так называемый «анализ» — это тоже приятное на вкус «вещество» — наполнитель. Однако яд вместе с катализатором, который подстегивает его дей­ствие, скрыт в сердцевине «пилюли». Что пустой наполнитель и что яд познается аналитиком на критическом уровне восприятия. Надо уметь расчленить информацию на её составляющие, чтобы затем определить её ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ ПОДТЕКСТ (яд). Тогда человек получает ответ на вопросы: ДЛЯ КАКИХ ЦЕЛЕЙ дана информация, КАКАЯ политическая группировка за ней стоит, и ЧТО вслед за ней последует. Это и есть КУЛЬТУРА усвоения информации. Она — наша единственная возможность защититься в условиях возрастающей информационной войны против России. Чтобы понять смысл с виду вроде бы пустых фраз «марксизм стал распространяться» или «христианство возникло», необходимо знать, откуда берутся идеологии? Как и кем они конструируются?

Лично мне получить четкие ответы на эти вопросы помогло одно неприметное с виду событие из жизни Ленинграда в конце 80-х гг. Именно тогда в самиздате появилась пухлая книга анонимного автора под названием «Разгерметизация». Она передавалась из рук в руки и с интересом читалась. В книге говорилось о том, что миром правят потомки древнеегипетских жрецов, которые методом генной инженерии в Синайском 40-летнем «турпоходе» за несколько веков до н.э. вывели искусственный народ — иудеев. С падением Египта как мировой державы они теряли и власть. Но, в конечном счёте, они надеялись вновь стать властелинами мира, пусть даже через много веков. Евреи в книге смотрелись жертвой чудовищного эксперимента. Над ними, согласно «Разгерметизации», стоит и тайно ими управляет обладатель Концептуальных знаний страшный НАДиудейский Предиктор — прямой потомок тех самых древнеегипетских жрецов, сам вовсе не еврей, а человек белой расы. При этом НАДиудейский Предиктор глубоко законспирирован. Что касается России, то в ней давно уже действует и направляет процессы в нужную нам, патриотам России, сторону тоже тайный Внутренний Предиктор СССР. «Разгерметизация» представляла из себя прелюбопытнейшее чтиво для любителей интеллектуальной жвачки, которое камня на камне не оставляло от марксизма-ленинизма и несло ранее неизвестную «несчастным» советским людям интерпретацию всемирной истории и метод её познания.

Не сразу, а примерно года через полтора, вначале 1991-го, на одном большом собрании патриотов было объявлено, что состоится первая конференция по «Разгерметизации». Повёл её, как и все последующие, скромно одетый, худощавый человек, преподаватель ЛГУ Евгений Кузнецов. Пришло на неё всего человек двадцать пять. В основном это была техническая интеллигенция, разные гуманитарии, присутствовало и несколько офицеров. По завершении обсуждения книги было объявлено о дате следующего заседания. Так конференция превратилась в постоянно действующую; скоро на ней собиралось до ста и более человек.

Летом 1992-го «Разгерметизация» была издана полиграфическим способом, но под другим названием — «Мёртвая вода». Был указан и «автор» — Внутренний Предиктор СССР, т.е. анонимность сохранялась. На конференциях как о само собой разумеющемся скоро заговорили о появлении спасительной для России новой идеологии, сформулированной в «Мёртвой воде». Скоро она имела тысячи поклонников. Книга стала расходиться по России, и вот уже пошли конференции на уровне Северо-Западного региона Российской Федерации.
Таким образом, мне посчастливилось наблюдать зарождение и распространение новой идеологии с самого начала. Что же я увидел? Завсегдатаи первых конференций выступали с фанатичным блеском в глазах. Это были грамотные люди: нередко кандидаты и доктора наук. Но у них было плохо с логикой. Напрасно они пытались толково увязать свои мысли вокруг щедро рассыпанных в «Мёртвой воде» фразеологизмов запредельного мистифицированного содержания, гипнотизировавших, видимо, их воображение: «Концептуальные знания», «Закон Времени», «Надиудейский Предиктор», «Внутренний Предиктор-Корректор СССР», «Глобальный исторический процесс», «жрец, жречество, жизнеречение», «резонансные и автоколебательные явления», «триединство материи, информации, меры», «вектор ошибки управления», «профессиональные заклинатели толпы», «упреждающее вписывание», «интерпретация древних астрологических теорий в терминах современного научного знания», «бесструктурный и структурный способы управления толпой», «толпоэлитаризм и антитолпоэлитаризм» и т.п. Сформулировать понятие времени до сих пор никому не удалось. Не ведает, что такое время и «Мёртвая вода». Но из этой загадки она уже поторопилась вывести Законы Времени.

В здравомыслящем человеке фразеологическая заумь «Мёртвой воды» вызывает реакцию отторжения. Так для кого же эта заумь пишется? Почему «Мёртвая вода» так быстро собрала вокруг себя восторженную толпу? Кто сбежался под её знамя? Ответ на эти вопросы — в исследованиях Чезаре Ломброзо (1836-1909) и Гюстава Лебона (1841-1931). Итальянец еврейского происхождения Ч. Ломброзо жил в XIX веке и был знаменитым психиатром и криминалистом. Француз Г. Лебон был авторитетнейшим психологом, социологом и историком своего времени, кни­ги которого были настольными и у Николая II, и у правителей Запад­ной Европы.

Ненормально пристрастны к абсурдным фразеологизмам, согласно Ломброзо, психически больные люди — маттоиды-графоманы. «Маттоидами-графоманами я предложил бы назвать разно­видность, составляющую промежуточное звено, переходную ступень между гениальными безумцами, здоровыми людьми и собственно помешанными» (Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство СПб, «Издание Ф.Павленкова», 1892, с.117; репринт. переизд.:М. 1990, тир. 150 000 экз.). «…раз усвоив какие-нибудь верования, они уже держатся за них с несокрушимым упорством, исповедуют их горячо, не обращая внимания ни на какие препятствия и не мучаясь сомнениями, которые обуревают скептические спокойные умы» (там же, с 137).

Оказывается, что таких людей довольно много в обществе Они всегда рядом с нами. У них психика — «пограничного» типа. Их не сажают в психлечебницы, т.к. в «застойные» времена они никакой опасности не представляют. Напротив, составляют ценный костяк наиболее преданной делу национальной интеллигенции. «Жестоко ошибаются, однако, те, которые думают, что душевные болезни всегда сопровождаются ослаблением умственных способностей, тогда как на самом деле эти последние, напротив, нередко приобретают у сумасшедших необыкновенную живость и развиваются именно во время болезни» (там же, с. 84). Всякий может припомнить из круга своих знакомых человека, который излишне темпераментно отстаивает что-то своё. Если, к тому же, его колотит мелкой дрожью восхищённости от всего мистического, аномального, загадочного, то, не сомневайтесь, этот «пассионарий» и есть маттоид-графоман. «…помешанные и маттоиды, одарённые лишь в слабой степени гениальностью, а то и совсем не имевшие её (Лазаретти, Дробициус, Фурье, Фоке), могли оказывать громадное влияние на толпу и нередко даже вызывать политические движения … люди, бывшие в одно и то же время и гениями, и помешанными (Магомет, Лютер, Савонарола, Шопенгауэр), нашли в себе силы преодолеть такие препятствия, которые ужаснули бы здравомыслящего человека, — на целые века задержать умственное развитие народов и сделаться основателями если не всех религий, то, по крайней мере, всех сект, появлявшихся в древнем и новом мире» (с. 193).

Немало мы читали в жизни умных книг о добром и вечном. Но почему-то «самотеком» никак не разворачивается вокруг них никаких политических движений. Простым и понятным языком честно изложенная концепция до людей почему-то не доходит. Казалось бы, мистифицированными фразеологизмами, «умными» графиками и «Законами времени» тем более до людей не достучаться. Однако «Мёртвая вода» достучалась. Но вот, вопрос, до КАКИХ? Вывод один: неперевариваемая заумь «измышлизмов» НАМЕРЕННО введена в «Мёртвую воду» для привлечения пациентов профессора Ломброзо — графоманов-маттоидов! Подтверждает это и дата начала конференций по «Мёртвой воде»: 1991-й — год солнечного максимума, когда не только легко возбудимые психически больные, но и здоровые люди с жадностью впитывают «новые» идеи. Заметим также: в предыдущие годы — «мягкое» вне­дрение идей «Разгерметизации», а в 1991 г. — «залп» в виде начавшихся регулярных конференций. Ясно просматривается чья-то расчётливая воля, использующая эзотерические знания.

Из этого можно сделать вывод, что внутри «Мёртвой воды» сидит группа прагматиков-конструкторов, которые владеют важным тайнознанием о способах построения и внедрения новых идеологий. На первой конференции можно было видеть иудейской наружности «скромных» наблюдателей, сидевших в сторонке. Скорей всего, это и были «внутренние предикторы СССР». Сами они не выступали. Для них важно было знать: собравшиеся — это просто любопытствующие с улицы или ТЕ, КОГО они ждут? Удалась ли их затея? Хорошо ли сформулированы «крючки» для возбуждения психов? Волновался и Евгений Кузнецов, нервно расхаживая по сцене. Когда все заговорили об эпохальности «Закона времени», величии и значимости «Надиудейского предиктора», о «резонансных и автоколебательных явлениях», о появлении «единственно верного учения» и прочей чепухе, лица «незаметных» гостей засияли: «процесс пошёл»! Не беда, что публики пока мало. Главное то, что психи начали охать и ахать, разносить по умам весть о необыкновенном «учении»…

Ленинградские маттоиды скоро сформировали из самих себя первый круг фанатиков-поклонников «Мёртвой воды», его костяк. А кто тайно составлял сердцевину этого костяка, для них так и осталось неведомо. Нагнетая в Северной Пальмире соответствующий ажиотаж, они привлекли и к себе, и к «Мёртвой воде» людей, которые искренне хотели разобраться в причинах наваливающихся на страну бедствий, искали свою политическую нишу. Психически здоровый человек, посещая конференции, невольно гипнотизировался большим количеством убежденных и грамотных приверженцев нового поверья и наивно начинал думать, что он чего-то недопонимает. Он не подозревал, что даже пребывание в одном помещении с психами опасно, т.к. душевные болезни, как и инфицированные вирусами, заразны. Врачи знают: душевно больной может индуцировать свою болезнь окружающим. Так здоровые люди тоже нередко попадались на «Мёртвую воду». Из них формировался второй круг приверженцев. Наконец, глядя на большое количество докторов и кандидатов наук — поклонников нового «учения» — начинали безоглядно верить в «Мёртвую воду» и простые наши сограждане, привычно не охочие ломать себе голову. Они постепенно сформировали вокруг неё третий круг — наиболее многочисленный.

Помните марксистское изречение о том, что «идеи только тогда становятся материальной силой, когда они овладевают массами»? Вот перед вами образец того, КАК это делается. «Просто так» — самотёком — идеи массами не овладевают! Теория о том, что историю двигают народные массы, есть совершеннейшая марксис­тская ложь. На примере становления «Мёртвой воды» отчетливо видно, что на самом деле её «двигают» маттоиды-графоманы, люди «пограничного» состояния психики, искусно направляемые остающимися в тени конструкторами-разработчиками новых идеологий — специально тому обученными высокопосвящёнными иудеями. Авторы «мертвизма» в критический для истории России период вовлекли под выброшенный ими «флаг» громадный интеллектуальный потенциал маттоидов-графоманов с их повышенной энергией и трудоспособностью. Этим они лишили Русское Национально-освободительное движение множества потенциальных лидеров.
«Пограничники» работают против России бескорыстно, фанатично, целеустремленно. «Бесструктурным способом управления» будут вести их, куда надо, «знахари» — знатоки «Концептуальных знаний». В конце 1990-х гг. не было в С.-Петербурге научной конференции или патриотического собрания, на которых не выступали бы «кадры» «Мёртвой воды». Мешка с деньгами, как и первоапостолам христианства, им вовсе не нужно.
«Изобретатели могут изменить внешний вид цивилизации; фанатики с ограниченным умом, но с энергичным характером и с сильными страстями одни только могут основывать религии, империи и поднимать массы. По призыву какого-то Петра Пустынника миллионы людей устремились на Восток; слава человека, страдавшего галлюцинациями, как Магомет, создала силу, необходимую для того, чтобы восторжествовать над старым греко-римским миром; какой-то неизвестный монах Лютер предал Европу огню и крови. Не среди масс может найти лишь слабый отклик голос какого-нибудь Галилея или Ньютона. Гениальные изобретатели ускоряют ход цивилизации. Фанатики и страдающие галлюцинациями творят историю.

…Земля принадлежит нищим духом, но под тем условием, что они обладали слепой верой, двигающей горы. Философы, посвящающие часто века на уничтожение того, что люди глубокого убеждения иногда создают в один день, должны преклониться перед ними. Убеждённые как бы УЧАСТВУЮТ В ТЕХ СКРЫТЫХ СИЛАХ, КОТОРЫЕ УПРАВЛЯЮТ МИРОМ. Они вызвали наиболее важные события, записанные историей» (Гюстав Лебон. Психология народов и масс. СПб, «Макет», 1995, с. 127-128, выделено мной. — О.Г.).

В книге Ч. Ломброзо «Гениальность и помешательство» даны характеристики многим философам и общественным деятелям Европы XYIII и XIX вв., среди которых оказались и маттоиды-графоманы. В их числе –«колокольщики», звонящие за 35-40 лет до начала очередной революции. А сколько имён не сохранилось! Сейчас нам понятно, что эти личности были ведомы, лелеемы и слегка финансируемы разработчиками идеологий. К 2000 году из «Мёртвой воды» уже выросли наши отечественные вольтеры, даламберы, гельвеции, и прочие лютеры. Некоторые из них, если не опомнятся, со временем станут большими «дантонами».

Графоманов-маттоидов практически невозможно отличить от нормальных людей. Их поводыри клейма им на лоб, разумеется, не ставят. «…сходство между здоровыми людьми и маттоидами, которые обыкновенно обладают столь же развитой проницательностью и практическим тактом, должно послужить для людей науки предостережением против излишнего увлечения новыми теориями, особенно расплодившимися теперь в абстрактных или не вполне сложившихся науках, каковы теология, медицина и философия» (Ломброзо Ч., там же, с. 192).

«Политикам же следовало бы позаботиться о лечении таких маттоидов, потому что, не принимая против них никаких мер своевременно, когда они более смешны, чем опасны, общество рискует подвергнуть себя таким бедствиям, каких, пожалуй, не могут причинить ему и настоящие сумасшедшие, так как они сразу обнаруживают своё безумие, что дает возможность оградить от них здоровых членов общества» (там же, с. 130). Прав был Л.Толстой, сказав, что «миром правят сумасшедшие».

С крахом коммунизма бывшие советские люди стали искать выход из идеологического тупика, в который демократы их загнали. Кукловоды истории предвидели это и заранее позаботились о том, чтобы вместо марксизма-ленинизма в России естественным образом не проросло нечто, для них опасное. На стыках времен уводить в никуда взрывоопасный интеллектуальный потенциал маттоидов, запрягать их, заставлять усердно работать на себя — первостепенная забота сионистов.

«…искусство управлять массами и лицами посредством ЛОВКО ПОДСТРОЕННОЙ ТЕОРИИ И ФРАЗЕОЛОГИИ, правилами общежития и всякими другими уловками, в которых гои ничего не смыслят, принадлежит также к специальностям нашего административного ума, воспитанного на АНАЛИЗЕ НАБЛЮДЕНИЙ, на таких тонкостях соображений, в которых у нас нет соперников, как нет и в составлении планов политического действия и солидарности. Одни иезуиты могли бы в этом с нами сравняться, но мы их сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы, как организацию явную, сами со своей тайной организацией оставшись в тени. …Поэтому мы ещё будем направлять умы на всякие измышления фантастических теорий». Так пишется в Протоколах сионских мудрецов (выделено мной. — О.Г.). «Мы движемся значительно большими силами, чем те, которыми сами располагаем. Кто этого не понимает, с тем — если он только не притворяется — нет смысла вообще всерьез говорить», — эти слова принадлежат В. Жаботинскому, иудею, стоявшему рядом с Т. Герцелем у истоков современного сионизма (цитируется по: Князев М.А. «Будущее мирового сионизма». М., «Шихино», 1997). Не ясность и открытость, а мистифицированная таинственность — обычный воровской приём.

Вот небольшая группа напёрсточников располагается в каком-нибудь оживлённом месте и начинает игру. Банкомет манипулирует шариком и крышечками, а другие мошенники, изображая «случайных» людей, начинают один за другим у него выигрывать. Быстро собираются любопытные, среди которых обязательно найдутся два-три любителя «халявы», клюнувшие на частые проколы «простофилей». Они «пробуют» и проигрывают крупные суммы. Чем же отличаются методы манипулирования толпой анонимных авторов «Мёртвой воды», якобы давших нам «Концептуальные знания», от методов манипулирования толпой напёрсточниками, шулерами-картёжниками и про­чими проходимцами? Ничем.

Хитроумная выдумка о «Глобальном надиудейском предикторе» работает на увековечение догмы о «хороших» евреях и плохих «жидах», которая стала насаждаться вместе с христианством: плохие «жиды» распяли Христа, а «хорошие» евреи, приняв «страшные» муки, понесли свет учения Спасителя по всему миру. «Мёртвая вода» внушает мысль о неизбежности дальнейшего владычества евреев над Россией: жертва «предиктора» несчастная, но, тем не менее, «умная и талантливая».

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector