«ЗУБР» И ПЕРЕСТРОЙКА

Суть развернувшейся в конце 80-х дискуссии можно свести к одному вопросу: предатель ли Зубр? (Кстати, кличку Зубр дал главному герою своего романа Д. Гранин, при жизни Ресовского так никто не называл.) Сам Гранин, а заодно и тогдашние «демократы», не считают Зубра предателем: он, мол, вынужден был остаться в гитлеровской Германии, спасаясь от сталинских репрессий. Но занимался он там только «чистой» наукой, уверял читателей Гранин, и не имел отношения к преступлениям нацистов.

В ответ на подобные утверждения писателя-демократа в патриотической прессе появлялись статьи, где Тимофеев-Ресовский описывался как циничный приспособленец, готовый сотрудничать с кем угодно, лишь бы его не трогали и дали спокойно заниматься этой самой «чистой» наукой. Стало быть, наказан был Зубр вполне заслуженно.

А что же сам Н.В. Тимофеев-Ресовский? В 2000 г. в издательстве «Согласие» увидели свет его «Воспоминания». Книга очень любопытная. Одна ее часть составлена из устных рассказов этого человека, которые были записаны на магнитную пленку в середине 70-х, другая — из писем и документальных свидетельств о его жизни и деятельности.

В собственно воспоминаниях он обходит стороной свою работу в Германии во время войны. Но в письме жене, оставшейся после войны в Бер-лин-Бухе, датированном 19.VI.47, он сообщает: «Лелечка, я жду тебя сюда (в Сунгуль на Южном Урале.
— В.Н.)! После ряда перипетий, я теперь живу как в раю, в чудесной местности на берегу изумительного озера (полного рыбы), в прекрасном доме, с милыми людьми. Тут организуем большой институт, в котором будем вести научную работу приблизительно в тех же направлениях, как и в Бухе. (Как известно, на Урале Ресовским и его сотрудниками проводились радиационно-биологические исследования в рамках работ по созданию советского атомного оружия…)

Умер Н.В. Тимофеев-Ресовский в 1981 г. До «светлых времен» перестройки и «либеральных реформ» не дожил. Но благодаря Д. Гранину и его последователям вокруг личности ученого был создан ореол диссидента, борца с советской тоталитарной системой, «западника» до мозга костей.

Однако в его «Воспоминаниях» на странице 374 читаем: «…Вот всякая эта молодежь прогрессивная, которая гудит, все требует демократии, того, сего. Спаси, Господи, и помилуй! Вы представляете, что у нас будет, если у нас вдруг демократия появится. Действительно, народные массы… им будет дана возможность на самоуправство. Ведь это же будет засилье самых подонков демагогических! Это черт знает что! Хуже сталинского режима. Прикончат какие бы то ни было разумные способы хозяйствования, разграбят все, что можно, а потом распродадут Россию по частям. В колонию превратят. Да что щенки эти! Вы читали это знаменитое письмо академика Сахарова? Почитайте. Оно по Москве ходит. Я читал. Такая наивная чушь, вообще-то говоря, какая-то устарелая технократия предлагается. Все это из лучших побуждений, конечно, но создается ощущение, что человек не знает, что делается в мире, не понимает в политике, в экономике. Очень невысокого уровня писание.

Положение-то наше особенно пикантно тем, и это правильно в свое время усмотрел Ленин, что действительно старая система буржуазного или, как говорится, капиталистического хозяйствования, она изжила себя. Ведь сейчас и на Западе происходит очень любопытный кризис капитализма. К чему он приведет, еще трудно сказать».

Мы-то теперь видим, что Запад спасло прежде всего разрушение Советского Союза. Советская же система нуждалась не в уничтожении, а в модернизации. Увы, события стали развиваться по тому самому сценарию, о котором говорил Тимофеев-Ресовский.

И все-таки был ли реальный Зубр предателем? Вопрос не так прост, как может показаться со стороны. Д. Гранин и иже с ним утверждают, что сам термин «предательство» в отношении ученых неприменим. Им нужна была фигура, «свободная личность», которая сама по себе выше любой идеологии. Такой фигурой Даниил Гранин сделал тогда Н.В. Тимофеева-Ресовского. Но, помнится, когда я читал этот роман, у меня почему-то все время оставалось ощущение, что писатель многое не договаривает, а заведомая идеологическая заданность образа раздражает. Все прояснилось буквально через пару лет, когда вся эта так называемая «творческая интеллигенция» и академическая общественность бросилась в угоду «демократам» проклинать «семьдесят лет рабства». Такого массового предательства, которое совершили все эти писатели, режиссеры, академики, артисты и т. п. в отношении вскормившей их КПСС, история еще не знала. Войдя в раж «покаяния», рвали, жгли и даже ели собственные партбилеты. И вот тут-то очень пригодился литературный персонаж Гранина — Зубр из одноименного романа. Для многих он стал моральным оправданием, послужил своего рода индульгенцией. Гранин возложенную на него задачу выполнил.

…Советская власть простила Тимофеева-Ресовского. И если была у него вина перед Родиной, он ее искупил своей работой, создавая системы радиационной защиты. Гранин, создав из него Зубра, принес великого русского ученого в жертву политическим рвачам и выжигам.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector