УРОК ОДНОГО ПОМИЛОВАНИЯ

 История последнего освобождения Юрия Дмитриевича Буданова протекала стремительно как захват и вызволение заложников. (Наше время рождает такие сравнения.) Освобождение началось в среду 15 сентября и через 5 дней закончилось. Как обычно – неудачей. Чеченам – амнистия, Русским – тюрьма. События закрутились, когда комиссия по вопросам помилования Ульяновской области – где отбывает срок Русский герой – поставила «добро» на его прошении к Путину о помиловании. Без промедления 17 сентября к прошению добавил свою подпись губернатор Ульяновской области генерал В. Шаманов, боевой товарищ Буданова. В тот же день прошение ушло в Кремль.

Короткое время спустя появился и ободряющий знак о возможных благоприятных настроениях в Кремле. Полпред Путина в краю зверей (на Кавказе) Д. Козак высказался за освобождение Буданова. Он напомнил – тем, кто совсем без памяти, – что помилования множество раз раздавались чеченским убийцам. Полпред признал, что у Буданова есть основания для освобождения от наказания. К тому же, полковник пробыл в неволе уже три с половиной года…

Слова Козака вселяли надежду. Ввиду его приближенности к Путину, можно было предполагать, что так думает и сам президент. Прошение уже не сегодня-завтра должно было бы лечь к нему на стол. Все шло замечательно гладко, и на душе у всех честных людей был праздник.

Но тут пришел в движение народ, которому после Беслана и подрыва двух самолетов надлежало бы помалкивать и ждать расплаты: чечены. В понедельник 20-го сентября в Грозном прошли уличные выступления против возможного помилования полковника, и было собрано с десяток тысяч подписей с воззванием к Путину не делать послаблений Буданову. В противном случае, «мы найдем возможность воздать ему [Буданову] по заслугам», – по-уголовному пообещал член правительства Чечни Кадыров. И еще он открыто дал понять, что есть «тысячи сверстников Эльзы Кунгаевой» [так звали уничтоженную Будановым снайпершу], которые станут мстить за нее, если полковник выйдет на свободу.

Что ж, Русские тоже должны, в свой черед, вспомнить сотни тысяч убитых и замученных дикарями мужчин, женщин и детей своего народа и отплатить за них. Для Кадырова это будет означать, что его соплеменники будут утоплены в крови.

Кадыров, естественно, знает счет Русских к чеченам. Но он и не думал подбирать слова, уверенный, что отвечать за них не придется. Он просто попробовал взять продажную власть на испуг. И чиновничьи души привычно сникли. Хуже всех повел себя помощник прокурора Ульяновской области В. Зима: «Знаете, Шаманов сегодня здесь, а завтра может в Москву уехать. А нам в Ульяновске жить. Мы не хотим, чтобы завтра здесь гремели взрывы.» Такие овцы – как раз по чеченским зубам…

Ни один из смотрящих за законностью российских прокуроров не услышал в угрозах Кадырова ничего преступного. (А если и заметил, то счел за лучшее промолчать.) В то же время, к Русскому герою прокурорские крючки оказались неподкупно строги. Въедливо и изобретательно принялись они искать нарушения в бумагах о его помиловании: «Буданов пробыл в колонии слишком мало… Нельзя сделать вывод, что он искренне раскаялся. К тому же он только на 3% возместил материальный ущерб по судебным искам родителей Эльзы Кунгаевой.» И вот уже прокуратура требует от Шаманова отозвать подписанное им «незаконно составленное» прошение!

Помимо угроз Кадырова «давление» на власть нагнетала и правозащитная сволочь, предводимая худшими из худших: Орловым, Лукиным, Алексеевой… Глубокая, на генетическом уровне сидящая ненависть к Русским выплеснулась у «гуманистов» в единодушном вопле против освобождения Буданова. Их злоба могла бы оставаться их внутренним кухонным делом, но, увы, подлые голоса вырожденцев пока еще слышат те, кто сидит за кремлевской стеной. Ну, и конечно, безродные газетчики были все эти дни заодно с остальной нерусью, пугая власть и обывателей, что решение Путина – каким бы оно ни было – страшным образом «расколет общество»…

За считанные дни инородческий нажим позорным образом достиг цели. Подлая власть приняла решение не давать хода прошению.

Подробности закулисного вымогательства пока еще неизвестны; всплыло лишь, что Кремль в те дни обрывал телефон генерал-губернатору Шаманову. И 21 сентября Юрий Дмитриевич Буданов вынужденно уведомляет ульяновскую комиссию по помилованию, что отказывается от своего прошения. Президенту он писать не стал.

Чечены или Русские? Сложно выбрать… В Кремле, разумеется, обрадовались: полковник Буданов избавил полковника Путина от «тяжкого» выбора. Странно, конечно, что Путин вообще может разрываться между Русскими и чеченами. Для разумного руководителя государства, в котором 120 миллионов человек своего народа противостоят 1 миллиону другого, чуждого, – подобного выбора вообще не должно быть. Но наш верховный главнокомандующий явно страдает чеченолюбием.

Приложив все силы к срыву помилования, тупые кремлевские лакеи не помогли президенту. В стороне он не остался. Принуждение воина-героя отказаться от своей свободы недвусмысленно показало, кто Путину ближе и милее.

Что, вообще, движет Путиным в его политике удержания Кавказа? С чеченскими волками ему все равно никогда не договориться, а доверие Русских – на исходе.

«Чеченский народ проявил невиданную солидарность», – с гордостью за своих подопечных сообщала в последние дни продажная печать. – «Жители [Чечни] четко дали понять: помилования Буданова они президенту России не простят.»

Ну, а мы, Русские, не простим Путину страданий Буданова. Полковник отважно сражался за нас и за нашу Родину, он достойно отомстил за восемь своих однополчан, убитых Кунгаевой. Пришло время нам отстоять его свободу.

И еще нам должно быть бесконечено стыдно, что инородцы без больших усилий снова взяли верх.

… Наш враг разнолик и разношерстен. Многими народами представлен он. В жизни они находятся на разных ступенях развития и каждый из них преследует свое. Но всегда – в большом и малом – умеют они цепко объединяться против Русских. В этой сплоченности инородческих рядов и состоит урок нескончаемого дела Буданова – для тех, кто еще об этом не догадался.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector