ЭКСПЕРИМЕНТ В ИЗУЧЕНИИ АССОЦИАЦИЙ ИНДИВИДА

Попова В.А.

Студентка, кафедра теоретической и прикладной лингвистики Ульяновский государственный технический университет

Лингвистика XX в. достигла виртуозности в анализе правильных текстов. Но все эти тексты к моменту анализа были уже готовы. Поэтому все многочисленные методы исследования были связаны с пассивным наблюдением материала.

Поворот лингвистики к говорящему человеку, к ситуации дал возможность исследователю активно организовывать материал, создавая нужный тип ситуации. Так в лингвистику пришел принцип эксперимента, значительно расширивший возможности изучения закономерностей речевой деятельности [3, 81].

Ассоциативный эксперимент — это прием, направленный на выявление ассоциаций, сложившихся у индивида в его предшествующем опыте. В психологическом словаре ассоциативный эксперимент определяется как особый метод исследования мотивации личности [2, 26].

Обычно различают три вида ассоциативных экспериментов:

1)     свободный, в котором испытуемому предлагают ответить словом, первым пришедшим в голову при предъявлении слова — стимула, ничем не ограничивая ни формальные, ни семантические особенности слова;

2)       направленный, в котором экспериментатор некоторым образом ограничивает выбор слова, накладывая определенные ограничения (например, отвечать только существительными и т.д.);

3)        цепной, в котором испытуемому предлагают ответить любым количеством слов, первым пришедшим в голову при предъявлении слова — стимула, ничем не ограничивая ни формальные, ни семантические особенности слов.

Свободный ассоциативный эксперимент

Пожалуй, это самый простой из экспериментальных методов. Дается слово-стимул, на которое испытуемый должен дать любое слово-ответ. Сам этот метод возник первоначально в психиатрии, где он и сейчас еще используется, например, при установлении диагноза шизофрении, так как у таких больных очень странные, необычные ассоциации.

Наиболее распространенное деление ассоциаций на парадигматические и синтагматические. Если и стимул, и ответ относятся к одной части речи (стол-стул), то такая ассоциация считается парадигматической, если к разным (стол-письменный), синтагматической.

Здесь и отношения род-вид, при которых ответ либо является отдельным словом с более частным, узким значением (фрукт-яблоко), либо составляет со словом стимулом более точное наименование (фрукт-вкусный фрукт). Здесь и отношения вид-род, при которых ответ является словом с более широким, размытым значением (друг-он). Здесь и синонимы (друг- товарищ), и антонимы (друг-враг).

Богатство и разнообразие ассоциативных связей позволило ученым предположить, что в сознании людей наименования группируются в сложные комплексы — так называемые ассоциативные поля. Такое ассоциативное поле у каждого человека свое и по составу наименований, и по силе связей между ними. И актуализация той или иной связи в ответе зависит от ситуации (друг- Петя).

На характере ассоциаций сказывается и возраст, и особенности географических условий, и профессия человека. Например, в группе студентов цикла прикладной лингвистики на стимул текст большинство ответили: перевод, а среди студентов специальности «издательское дело и редактирование»: книга. По данным А.А. Леонтьева, на стимул кисть житель Ярославля ответил: рябины, а житель Душанбе — винограда, дирижер ответил: плавная и мягкая, медсестра — ампутация, а строитель — волосяная. [3, 85].

Экспериментальное изучение направленных ассоциаций.

Метод свободной ассоциации может выявить хотя и многое, но далеко не все. Ограниченность его состоит в том, что он, хорошо выявляя наиболее стандартные, частотные ассоциативные связи наименований, гораздо хуже «работает», когда нужно выявить менее частотные и потому более слабые, глубинные связи.

Чтобы изучить эти связи нужно сделать ассоциацию не свободной, а направленной, т.е. в экспериментальном задании или в характере стимула сделать некоторые ограничения, сузить зону ассоциативного поиска у испытуемого, по возможности отсечь ему пути к наиболее стандартным ассоциациям. Тогда-то их место неизбежно займут более глубинные. Показать этот механизм можно, например, на таком эксперименте.

Если носителя русского языка попросить дать слово, противоположное по значению слову холодный, то он в двух из трех случаев ответит горячий. Это задание дать антоним уже делает ассоциацию направленной. Усилим эту направленность, изменив стимул — холодная вода. Число ответов горячий (горячая вода) останется преобладающим, даже возрастет почти до 90%. За счет чего? За счет того, что мы отсекли ассоциации с ситуациями типа холодный зимний день (где основной антоним-теплый).

Еще больше сузим направление ассоциации: зададим стимул холодная вода в кастрюле. В итоге те же 9 из каждых 10 ответов — горячий.

Если сузим направление ассоциации по-другому: холодная вода в реке. Опять почти 90% одинаковых ответов, но уже совсем иных- теплый.

В целом, все зависит от глубины залегания типов ситуаций в ассоциативных полях человека. Итак, по-разному варьируя актуальность при поиске, по-разному направляя ассоциации, мы можем получить самые разнообразные результаты экспериментов и вскрыть самые глубокие ассоциативные связи нашего сознания, тем самым гораздо более точно и всесторонне изучить механизмы речевой деятельности [3, 90].

Одной из разновидностей направленного ассоциативного эксперимента в психодиагностике является, например, методика неоконченных предложений. Так, например, предложение вода в реке была… большинство респондентов продолжили прилагательными: 50%-холодная, 10%- прозрачная, также встречались ответы: голубая, теплая, грязная, синяя, темная.

Цепной ассоциативный эксперимент

В цепном ассоциативном эксперименте испытуемому предлагается ответить за ограниченный временной промежуток любым возможным количеством слов. Под цепной ассоциативной реакцией понимают неуправляемое, спонтанное, протекание процесса воспроизведения содержания сознания и подсознания субъекта. В цепном ассоциативном эксперименте измеряется общий объем продуцируемых ассоциаций за единицу времени (чаще всего за 1 мин), опуская при этом длительность латентного (скрытого) периода формирования ассоциаций. Главным индикатором качества цепных ассоциаций является структура ассоциативного ряда [1, 149-151]. Однако этот тип ассоциативного эксперимента страдает одним существенным недостатком — в нем наблюдается значительная связь между последовательно наступающими реакциями. Нередко оказывается, что реакция является фактически не реакцией на первоначальный стимул, а реакцией на предшествующую реакцию, оказавшуюся новым стимулом.

При точном соблюдении инструкции перечисляемые испытуемыми слова независимо от его воли объединяются по смыслу в так называемые семантические гнезда. (Например, в наборе ассоциаций, данных на стимул вода: кран, ванна, водопад, природа, озеро, пот, бег можно обнаружить три семантических гнезда.) При этом размер семантических гнезд может быть разным: одно гнездо может включать в себя от одного до нескольких слов.

Итак, введение ассоциативного эксперимента в лингвистику чрезвычайно обогатило представление лингвистов и о связях наименований, и об их вариативности, и об особенностях их функционирования. И объективное изучение высших ассоциативных процессов, как в норме, так и в патологии, представляет собой одну из сложнейших и далеко ещё не решенных задач.

Литература

  1. Практикум       по общей и экспериментальной психологии, Л., ЛГУ, 1987, с.149-151.
  2. Психологический      словарь под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. . — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Педагогика — Пресс, 1996. — 440с.
  3. Сахарный Л.В. К тайнам мысли и слова: Кн. Для внеклас. чтения. 8-10 кл. — М.: Просвещение, 1983, с. 80-96.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector