Эйдосонорное программирование или бесполезное чтиво ДЛЯ копирайтеров

Громко горланить, рвать рубашку на груди, в отчаянии стонать, стенать, стоять, к стене прижав душу, измочаленную в напрасной, бесплодной, бессмысленной гонке за фантомом, привидением, бледной тенью луны. Замереть, прислонившись к ясеню или вязу, увязая в противной твоему нутру медитации. Заперев на чужой засов очи, таращиться из последних сил на обрез бездны, сотканный из обрывков снов…

Читатель, если ты дочитал отрывок предыдущего текста, то закрой глаза и вслушайся в чувства, тебя захлестнувшие. Если же половодья чувств не последовало, то и это совсем не беда. Вернее, не совсем беда. Беда в том, что мы порой не осознаем, сколь сильно влияет форма на содержание. Как часто она — звуковая одежда слов — довлеет над смыслом. Более того: она порой является смыслообразующей энергией, запускающей таинственные механизмы немотивированных поступков и действий участников и наблюдателей человеческой трагикомедии.

Текст, приведенный в начале статьи, — пример того, что в англо-говорящей среде называют content-free text. Назвать его бессодержательным по-русски язык не поворачивается. Потому что личность, порождающая текст, наполняет его если не ментальной (в случае с «content-ree» текстом), то уж, во всяком случае, витальной энергией, замешанной на наших эмоциях.

В свое время на Западе «content-free» текстами пользовались для изучения установок и оценок аудиторией выступающих пред ней ораторов. Было убедительно доказано, что на оценку влияло то, каким образом излагали текст ораторы, насколько они были обаятельны. К тому же контент-анализ речей величайшего обольстителя немецкого народа показал, что в его речах того, что мы привыкли считать содержательным, маловато. Но его речи были чрезвычайно суггестивны. Будучи не очень глубоко знакомым с его устным и письменным наследием, все же возьму на себя смелость утверждать, что он был суггестивной личностью, порождающей тексты. Но вместе с тем существует феномен личности, порождающей суггестивные тексты. Мне представляется, что для рекламы важны оба понятия из области суггестивной лингвистики. В данной статье мы остановимся на последней.

В последние восемь лет вслед за практикующими суггеcтологами всевозможных мастей двинулись всевозможные странники от психолингвистики, пытающиеся по свежим следам раскрыть секреты наиболее отличившихся «прелестников» и «обольстителей». Даже появилась перспективная отрасль — суггестивная лингвистика. В ряде работ, посвященных этой тематике, неплохо, на наш взгляд, описаны личности, порождающие суггестивные тексты, что, в принципе, не ново. Но с чем автор не может согласиться — это с попыткой связать суггестивные тексты с синтаксическими особенностями оных. Количественный анализ частотности появления тех или иных частей речи в суггестивных текстах Кашпировского, Сыти на, Игнатенко и Т.Д., на наш взгляд, совершенно тупиковое направление. Более, того, исследователи зачастую не видят простой, на наш взгляд, вещи, что тексты некоторых суггесторов суггестивными, по существу, не являются. Без своего автора текст не работает. Он должен быть им озвучен. Великое таинство внушения всецело завязано на личности суггестора. Текст является вторичным. Он в данном случае — лишь аккомпанемент. С другой стороны, существуют суггестивные тексты, которые работают «самостоятельно». Таковыми являются тексты некоторых молитв, мантр, заклинаний, «психологических настроев» Георгия Сыти на, тексты большинства стихов Эдгара По и Константина Бальмонта. Собственно говоря, анализ данных текстов, пристальное из изучение подвигло автора на создание суггестивного метода построения суггестивных текстов, основанного на использовании сонорных звуков. В русском (как впрочем, и в украинском) таковыми являются [р] [л] [м] [н]

В английском к ним прибавляется [w]. Смысл и роль каждого из этих звуков в тонком механизме воздействия на сознание различны. В основе механизма лежит соотнесение вибраций с соответствующими отделами головного мозга, являющимися триггерами, запускающими более сложные психофизиологические механизмы. По сути, произнесение данных звуков в определенной последовательности с определенной ритмо-ударной организацией создает те или иные психологические состояния.

Сферы применения эйдосонорного программирования чрезвычайно широкие и разнообразные. Это и создание целебных текстов (строго индивидуальных в том числе), направленных на коррекцию психосоматических недомоганий, неврозов, навязчивых состояний и стрессов, и создание программ психологического и профессионального роста, сочинение рекламных текстов, лозунгов, написание текстов речей и воззваний и Т.Д., и Т.П.

ЧТО очень важно: читая суггестивный текст, человек как бы увеличивает свой «энергетический потенциал» и транслирует его аудитории. ТЬ, в свою очередь, «заряжается» состоянием оратора и усиливает его многократно. Не раскрывая всех карт, автор, тем не менее, приглашает достопочтенную аудиторию к’ поиску самостоятельных подходов к эйдосонорному программированию путем

а) чтения еще раз начала данной статьи;
б) чтения начальной строфы второй части Лунной сонаты К. Бальмонта:
ЛУННblМ лучом и любовью СЛИЯННblе,
БлеДНblе, страстные, неЖНblе странные,
Оба Мы  замерли, счастьем скованы,
СлаДОСТНblМ, радостным сном зачароваНbI.
в) размышления над украинским текстом:
За BiKHOM гамують raMip
Вiти втомленi берези
Ти пiдходиш до роялю
Я пiдхожу до чембало
Помiж нами три столiття
Помiж нами прiрва часу
I листок тоненький долi

I очей безсмертний посмiх.

г) прочитать, желательно без словаря, следующий текст: Noone dare step into the Room of Silence. Noone. Except mе. I have а nerve to explore the Kingdom of White Crystal. I was оп а brink of insanity. There was а tiny gap between те and endless tunnel of Tartar. I’ve bееп told а lot of mеп and women disappeared in it. А lot… I di dn’t. I’m here to witness the depth and majesty of it…
д) еще раз поразмышлять и вспомнить Высоцкого Владимира с его неподражаемой манерой петь, растягивая сонорные. Да, все те же сонорные…

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector